Его сестра звалась Танею

Так как это реальная история, имена здесь изменены. Алексей расположился на подоконнике. Рядом сидел Тарас. Мирно покуривая они разговаривали. Разговор шел свободно и легко, как всегда, когда говорят ни о чем. — Дай там в сумке у меня пачка. — Держи, Леха, я себе тож возьму одну ? — А если не разрешу, что не возьмешь ? — Не надейся. Оба хмыкнули. И замолчали. — Слышь, Лексей, а чо ты с Ленкой не сошелся ? Она ж тебя клеила – ясный пень. — Оно мне надо ? — Ну у тебя ж бабы то нет после Янки, или есть ? Может я не знаю чего ? — В институте нет. Не сри там, где жрешь и не жри там, где срешь! — Умен, блин. — Вот у тебя Маринка есть, а лучше тебе от этого? Это ж стерва, каких… молчу, но деньги она с тебя тянет – будь здоров. — Ну я вообще пол общаги трахаю. Пошли сени ко мне. У тебя бабы есть? Спирта у Вовки возьмем, на лимоне настоим и баб наведем. — Да ну тебя. Будет как всегда. Тарас с бабой, а Леша – выметайся в пьяном виде им надо отдохнуть, блин. Не. Тарас вздохнул – водка нахаляву обламывалась. — Ну а все-таки, баба то у тебя есть ? Непохоже, чтоб у тебя недоебит был. — Есть. — А кто ? Леша посмотрел на Тараса таким взглядо, как будто видел впервые. Взгляд говорил что-то типа: «Молодой человек, не первокурсник чай. Не все тебе знать надо. Солиднее быть надо.» Тарас затушил бычок об бюст какого то деятеля медицины, стоявшего на страже аудитории недалеко от окна и сказал: «Погнали, что ли ?» Шли молча.
Леха мычал что-то себе под нос, что-то из Битлов. Тарас рассматривал свои ботинки, что находу делать было не очень то и удобно. Вдруг Леха сказал: — Тарас, надеюсь на то, что ты человек не болтливый. Ты тут насчет бабы интересовался. Ну вобщем я с Танькой трахаюсь. — С какой Танькой из 15-й что ли ? — Да нет, с сестрой своей. — Бля… Ты чо ? Серьезно ? — Ну да, только не спиздни никому. — Ну ты, блин, даешь ? Ей лет то сколько ? — 18. — А ну тады может и не посадят за совращение малолеток !, — рассмеялся Тарас. — Да ну тебя. — Лех, и давно ? — Да года полтора. — Ебать! Ну ты даешь. — Кстати, она мне тут один раз насчет групповичка чо то вякнула. Давай сообразим как-нибудь. — Всенеприменнейше! На следующий день они договорились придти к Леше домой и там и с сестрой поговорить. Но в этот раз ничего у них не вышло – Лешкина мать заболела гриппом и неделю лежала дома. Так что Тарас объявился у Алексея только через неделю. «Проходите, ребята. Тарас куртку не вешай туда… не вешай, говорю… Ну ведь говорила же. На этот крючок. Ну ладно, давай те раздевайтесь, а я пока чай поставлю.»,- Татьяна разыгрывала радушную хозяйку. Лешка сделал Тарасу знак, типа, пройди в большую комнату, а сам проскользнул на кухню, где хозяйничала сестра. Через 10 минут он пришел к Тарасу и сказал: — Наше предложение встретило отклик в девичьем сердце.
— Это просто заебчательно. Слушай, я гандонов накупил… — На кой ? Она на таблетках. Ты, надеюсь, чист – все же без пяти минут врач. Когда ты вылечил свою последнюю гонорею? — Пошел ты! — И Вас туда же, Тарас Анатольевич. Вошла Татьяна с подносом. На подносе чашки, заварочный чайник и прочая ерунда. Поставила все это на стол. Хитро посмотрела на обоих и скзала: — Налетайте, орлы комнатные. — Истину глаголет дитя сие. Ведь так, Тарас Анатольевич ? — Во истину так… — Да не на меня мальчики, — скзала Таня со смехом, — на еду. Силы вам еще сегодня пригодятся. — Вай! Какой горячий женщин! – заржал Тарас. — Других не держим, — сказал Леха, запихивая в себя первый бутерброд. Через 5 минут с едой было покончено. Момент был упущен и возникла небольшая неловкость, но Леха, как всегда выкрутился: — Народ, музон включите, а то и невесело как то. — Ща, — сказала Таня и, подойдя к музыкальному центру попала в объятия Лехи. Леша, что называется миндальничать не стал, сразу ухватил ее за зад. Танька тонко взвизгнула, вывернулась у него из рук и сама начала расстегивать Лешину ширинку. Лешин член вырвался оттуда на свободу. Танька сразу схватила его и начала надрачивать его и лизать его головку своим быстрым язычком, нагнувшись к нему и расставив свои стройные загорелые ноги. Облизав головку, она принялась за ствол.
— Дык, можно! – отозвался Лешка. Татьяну развязывать не стали. Она так и осталась лежать попой кверху, со спермой вытекыющей из заднего прохода. Она не возражала, так как просто заснула в этом неудобном положении. Выпили еще. — Танька уже в полном отрубе, — молвил Леша. — Есть такое дело, — ответил Роман. — Ну так надо еще кого-нить снять! – тут же предложил Сашка. — Да, кого же ты снимешь в двенадцать часов ночи, даже в начале первого! — Ну… Дык… Есть варианты. — А мож, не стоит, — засомневался Роман. — Стоит. Хотя, если не стоит, то и не стоит. — Стоять будет! – как то совсем по-пьяному, сказал Лешка, сам удивившись, как он это произнес. — Ну хуй ли думать прыгать надо… Где тут у тебя телефон? – сразу приободрился Сашка. — В прихожей, а чего ты хочешь? В агенство досуга звонить? — На этих блядей у нас бабок не хватит, а они почти во всех агенствах так-себе. Надо искать женщину в свободном полете. Сашка ушел звонить. Роман и Алексей налили себе еще. Наливка почти кончилась. Осталось пиво и балон Шампанского. Сашка, что-то кому-то доказывал по телефону. Даже по интонации сразу было видно, что врет нагло, но именно стем прицелом, чтобы все поняли, что он врет, даже не врет, а так прикалывается. С такой интонацией, обычно, он говорил почти всю правду, которая кого-то, чаще всего, его, не красила.
Вроде и не соврал, но собеседник и не поверил. Когда Сашка вернулся, наливка уже кончилась. С укоризной посмотрев на Романа с Алексеем, которые развалились в кресле, пьяно ухмыляясь, он сказал: «Да, господа гуссары, нахезались… С полулитра балдеем-с, как гимназистки. Да… И наливку всю допили, — мне ничего не оставили-с.. Прискорбно-с, прискорбно-с. Прискорбно видеть, как спивается надежда Отечества. Гуссары, блять! Подберитесь! Мать Вашу! К нам едет… нет, не ревизор. К нам едет очаровательная дама, возможно с подругой, коих в скором впемени мы будем иметь счастье… ебсти, пардон, лицезреть…» — Короче, Склифасовский, кто там едет? — Дама. Возможно в двойном количестве. В порядок себя немного приведите. Она, конечно, в курсе, что ее не беседовать при луне зовут, но все же… Не сразу же встречать ее в виде подобающем сексуально возбужденному папуасу. — Кто это? — Ты ее все равно не знаешь. Да, должен предупредить, что дама весьма темпераментна, склонна к экспериментам и очень активно. Меня одного она заебывала за ночь просто до судорог. — Ну троих то не заебет. — Поживем – увидим. Даму звали Наташей. Приехала она, действительно, не одна, а сподругой и с молодым человеком, видимо, подругиным хахалем. Сама Наталья была женщина высокая и, как говорят, роскошная. Грудь у нее была, наверное, размера четвертого, а то и пятого.
Попка и все остальное – тоже на месте. Ноги стройные. Вообще, наташа была очень ухоженной. Ее подруга, хоть и была победней наделена природой, но по холености тоже не уступала Наташе. — А это кто? — спросила Наташа, указывая на Татьяну, спящую в положении «Жопа кверху». — Это… подруга. Первая приняла тяготы мужеского семени в этот вечер. — Ну что ж, и мы не прочь, правда, Оксана? — Конечно. — Максим, пойди ка на кухню на полчасика, кофе свари, а потом тоже приходи. — Лихо ты его…, — сказал Сашка, усаживая Наташу в кресло, а сам садясь рядом, — а кто это? — Да это все Петя. Отелло, блин! – сказала с деланой скукой Оксана, — приставил ко мне питекантропа из агенства. — А ты? — Ну а чо, я? Трахнула я его во второй же день. Лешка ничего не понял из этого разговора. Он подошел к столу и откупорил последнюю бутылку Шампанского. Быстро были произнесены все приличествующий случаю тосты. О чем то поговорили, так для приличия, не более. Наташа все чаше оглядывалась на привязанную к дивану спящую Таньку. Роман ушел в туалет, а вскоре за ним последовала и Оксана. Наташа уже сидела у Сашки на коленях и хихикала. Лешка приканчивал то, что осталось от второй бутылки Сашкиной наливки, которую тот сначала притатил. Наташа уже достала Сашин член из ширинки и начала его ласкать туками, губами она впилась в Сашкины губы.
Потом соскользнула на пол и взяла в рот Сашкин член. Она облизывала и заглатывала его с томно-сосущим звуком. От этого Алексей возбудился еще больше. Он подошел к Наташе сзади, задрал юбку, обнаружил, что на ней нет трусиков и скаким-то животным рыком засадил ей свой член во влагалище… Они все лежали на диване и отдыхали. Таньку уже отвязали, после того, как максим два раза отодрал ее в зад. Роман с Оксаной сидели в кресле, причем, Ромин член был в Оксаниной пизде, уже порядком обмякший, перемазанный спермой. Оксана обвисла на этой огромной дубине, которую, поначалу, никак не могла засунуть себе во влагалище. Наталья, которую перед этим отимели все причем пару раз втроем одновременно, перемазанная спермой и вазелином, сладко потянулась. — Скоро утро, мальчики. Пора. — Точно, Ната, а то Петька скоро приедет, а я заляпанная спермой, как шлюха портовая. — Давай, слезай с этого жеребца. — Максик, кофе сваргань, по-скорому. Девушки быстро привели себя в порядок и умчались вместе с верным Максом. Роман отчалил сразу после них. Танька, которую, пока все пили кофе, Сашка трахнул в зад еще раз, лежала на животе пластом. Сидеть она не могла. Сашка позавтракал, на скорую руку, и тоже убежал. Алексей остался с Танькой наедине. — Да, Татьяна, ты… просто слов нет. — Ты знаешь, мне даже понравилось, когда вы меня связали.
Ощущения – просто блеск. Тебя ебут, а ты и двинуться не можешь. Ощущаешь себя дыркой для слива спермы, но иногода это даже приятно. — Слушай, а у тебя жопа то сжалась или нет? — Да куда она денется. Правда, срать, наверно неделю не смогу – болит сильно. — Ну ка… Да… Она утебя вся красная… Блин. Хорошо не порвали. — Ты считал, сколько меня туда раз выебли? Нет? Я тоже сбилась. До девяти досчитала, а дальше ен помню, но ебали это точно. Ночью, блин, сплю, а тут Макс с романом подваливают. И ну меня пилить в два смычка. Один в жопу, другой – в пизду. — Да оторвалась ты. Да и я… Отсоси ка у меня сейчас, пока мать не пришла…
Леха жадно смотрел на нее и тонко постанывал, что немного не вязалось с его комплекцией. Оторвашись на минуту от члена брата, Танька глянула на Тараса и скзала: «А ты чего теряешься ? присоединяйся – будет интересно.» Тарас подошел к Таньке сзади, несмотря на весь свой сексуальный опыт, в групповом сексе участвовать ему еще не доводилось. Он задрал Танину юбку. Там обнаружились белые трусики. Тарас немного отодвинул их. Танька опять на секунду оторвалась от члена брата и скороговоркой сказала: «Полижи меня, а то я пока сухая совсем». Тарас припал к Танькиному влагалищу. Оно было слегка соленое и слегка кисловатое. Он руками раздвинул Танины бедра и ягодицы и погрузил свой язык на максимально возможную глубину. Татьяна начала извиваться и постанывать, что вместе с чмокающим звуком, с которым она сосала член брата, создавало неповторимо возбуждающее зрелище. Через пару минут Таня стонала уже в полный голос, даже немного вскрикивала. Член ее брата, весь мокрый от ее слюны и смазки, выделявшейся из него, скользил между ее губ, руками Таня ласкала яйца брата и свои соски под блузкой. Тарас оторвался от Таниной вагины и расстегнул ширинку, извлек свой набрякший красный член и уже вознамерился воткнуть его в Татьяну, но она ловко вывернулась и отпустила член Леши: «Ребята, это, конечно здорово, но у меня уже поясница скоро отвалится.
Давайте переберемся на диван.» На полутороспальном диване, разложенном напротив телевизора, Таня встала начетвереньки, а ребята на колени – Тарас напротив Таниного рта, а Алексей сзади. Таня схватила длинный член Тараса, увитый синеватыми хитросплетениями вен, и сразу попыталась засунуть себе его в рот на полную длину, сразу закашлялась и вынула его. Потом, уже осторожнее, начала натягивать свой рот на хозяйство Тараса. Леша, стоя сзади, времени тоже не терял, — он аккуратно раздвинул ягодицы сестры и сразмаху засадил ей свой член во влагалище, мокрое от Таниных соков и слюны Тараса. Татьяна вздрогнула и застонала. Брат трахал ее размашисто и с силой вставляя свой член в ее пизду. Спереди Тарас, стоя на коленях и слегка откинувшись назад, опираясь на руки, глядел как его член то исчезает, то появляется в изящном Танином ротике. Таня как будто повисла на двух членах, долбящих ее с двух сторон. Парни немного сбились с ритма и член Тараса выскользнул из Таниного рта. Таня тут же схватила его снова и обвила губами. Тарас охнул, а в это время Леша засадил сестре как-то по-особенному, потому что Таня заорала, что-то совсем неприличное и опять отпустила член Тараса. «А-ах !»,- кричала она. «Давай, сука !», — заорал на нее Тарас тыча ей в лицо своим членом. «А-ах !, — продолжала орать Танька,- Леша, давай, натяни меня ! Сильнее ! Сильнее ! Силь…
О-о-ох !». Таня кончила бурно, со слезами и дикими вскриками. За первым оргазмом тут же последовал второй, когда Лешин член оросил ее пизду порцией спермы. Таня стонала: «О-о-о-о! О-о-о-о! Да!». И тут в ее широко раскрытый рот влетел член Тараса. Танька издала хлюпающий звук и от неожиданности заглотила сразу все Тарасову штуку. После этого, не прекращая стонать, она заработала языком, облизывая Тарасов инструмент, который пребывал у нее во рту, за что и была вскоре вознаграждена вулканическим извержением спермы в рот. Сперма Тараса затопила весь ее рот и горло, потекла по лицу на ее тугую девичью грудь. В изнеможении все трое лежали на диване. В руке у Тани был член Тараса, который она так и не выпустила. Все ее лицо было перемазано спермой и сперма вытекала из ее расслабленного влагалища. — Лех, а Лех… Кофе хочешь? – так же не двигаясь спросила Таня. — Да. — Ну так иди, свари, а? — Щаз ! – ответил Леха, но кофе, действительно хотелось. Через пару минут, тихо закряхтев, он встал, застегнул ширинку, поправил сбившуюся рубашку и пошел на кухню. Варить кофе было долго, а растворимого он не признавал в принципе. Выход – кофе «по-польски»: берется ложечка кофе, насыпается в чашку и заливается крутым кипятком, а через пару минут кофе готов. Не знаю как к этому названию относятся поляки, но для того, чтобы сделать кофе быстро, а не травиться растворимой гадостью…
вполне нормально. Чертыхнувшись, что забыл в комнате поднос, Леха взял второй, нагрузил на него три большие чашки дымящегося кофе и пошел обратно. В комнате он застал следующую картину: его сестра абсолютно голая, если не считать кольца на правой руке и трусиков болтающихся на одной ноге, стоя раком на диване, с аппетитом отсасывала у Тараса, который одной правой рукой придерживал ее за волосы, а сам в наслаждении откинулся на подушки. Рука Тараса опускалась и подымалась вместе с движением Таниной головы и казалось, что он ее опускает и поднимает за волосы, что придавало особую пикантность картине. Лешка невольно залюбовался сестрой. В свои 17 (он соврал Тарасу) Татьяна была ростом почти с брата. Загорелая, с хорошей точеной фигуркой, аппетитной попкой – не толстой, но и не плоской – есть за что подержаться. Ее грудки, размерами с мужскойц кулак – еще не доконца оформились, но смотрелись так обалденно с белыми полосами от купальника. И эти грудки, такие тугие и приятные прыгали вместе с Таниными движениями вдоль кола Тараса. Тихо поставив поднос, Леха подошел к Тане сзади, нежно раздвинул ее ягодицы. Он смочил свой член слюной и осторожно нажал своим инструментом на Татьянино розоватое тугое колечко ануса. Таня не испытывала особой любви к анальному сексу, но иногда уступала брату, очень редко.
В этот раз брат не стал ее уговаривать, а сразу начал засовывать ей свой член в зад. Танька что-то гневно замычала, закрутила задом, но вырваться ей не удалось. С одной стороны ее держал Тарас, нагибая ее голову все ниже к своему члену, а сзажи Леха схватил ее за попку как клещами и не давал пошевелиться ни на сантиметр. Танька мычала, выгибалась, даже попыталась укусить Тараса за его хозяйство, но Тарас отвесил ей полушутливую оплеуху и она затихла. В этот самый миг Алексей почувствовал как его член вошел в Татьянину попку полностью. Это было такое великолепное ощущение ощущать свой член плотно обхваченным тугим девичьим задом. Сильными размашистыми движениями Алексей вбивал свой кол в зад своей сестры. Татьяна продолжала сосать у Тараса, правда иногда поначалу кряхтела, когда брат вставлял свой член ей в анус. Но через минуту она уже сама активно подмахивала задом, помогая брату вставить ей подальше. Леша не мог долго выдержать такой ритм, к тому же его сильно возбуждало зрелище егго сестры, сосущей член у кого-то еще. Выгнувшись в спине с некоторым подобием звериного рыка, он кончил, наполнив спермой ее прямую кишку. Вынимать свой член он не спешил. Сцедил свое семя до капли в Танино нутро и вынул уже безвольно повисший член из зада сестры. А Таня продолжала сосать член Тараса. Уже занемевшими губами она гоняла по всему стволу, попогая себе рукой.
Когда Леха кончил, Тарас полежал еще немного, балдея от оральных ласк и вдруг оторвал Танькину голову от своего члена и, не обращая внимание на удивление в Танькиных глазах, перевернул ее задом к себе, вскочил, и, со всего размаха, засадил ей свой кол туда, где минуту назад был Лешин член. Его кол проскачил очень легко по пути, смазанному спермой Алексей. Татьяна издала какой-то неясный хрюк. Тарас вонзал свое оружие в Танин зад, а она стоя начетвереньках, опустила голову на руки и теперь вверх торчала только ее попа, в которую с остервенением Тарас вдалбливал свой член. Вскоре сперма Тараса добавилась к сперме Алексея. Тарас со стоном осел назад. Татьяна постояла несколько секунд в прежней позе. Ее расширенное членами очко медленно сжималось пульсируя. Потом и она растянулась на диване. — А кофе остыл! – возвестил Леша, сидя в кресле с чашкой в руке. — Леша, та – скотина, — сказала Таня беззлобно, приподнимаю голову, — Ты Тарас – тоже. Тарас хмыкнул, но ничего не сказал. Зато Леша расплылся в улыбке и сказал: — Почему скотина? Мы же тебя дремучая приобщали к удовольствиям группового сексу, а ты недовольна. Разве тебе не было приятно. — Было. Жопа болит. — Это с непривычки, — высказался Тарас, — мы тебя поднатаскаем и она болеть не будет. — С чего вы взяли что я соглашусь еще хоть раз испытать такое, — усмехнулась Татьяна.
— Сердце мне вещует, — ответил Леша… Леша лежал на диване. По телевизору шел какой-то тягуче-слезливый мексиканский или бразильский сериал. Татьяна сидела на брате верхом, лицом к его ногам. Она медленно опускала свою попку на член брата. Медленно-медленно. Ее половые губы обхватывали головку его члена, но только головку, потом Татьяна опять подымалась, выводя член из своего влагалища, при этом, она как-то по-особенному напрягала мышцы влагалища, так что получался засасывающий эффект, что придавало чу4вствам Леши совсем неповторимую окраску. Потом она опять опускалась… Казалась так будет длиться до бесконечности. Алексей возлежал на диване в истоме длительного сношения. Татьяна проделывала с ним этот фокус нечасто, но сегодня она просто превзошла саму себя. Она ухитрялась держать его таким образом на грани оргазма уже минут двадцать. У Алексея было такой чувство, что сперма у него стоит где-то посередине члена, а при каждом Танином движении начинает подниматься, но не успевает выплеснуться, как Таня уже вынимает член из себя. Еще больше его возбуждал его вид, который открывался ему, когда он открывал зажмуренные от удовольствия глаза. Попа его семнадцатилетней сестры сама по себе была замечательным зрелищем: загорелая, правильной формы, с узенькими белыми полосками от купальника.
И вся эта красота насаживалась на его член. Здоровый, молодой член, который стоял столбом между ее ног. Половые губы Татьяны, казалось, тянулись за Лешиным членом, когда она вынимала его из себя. Затем, Татьяна подняла колени и, опираясь уже на стопы, а не на лодыжки, как прежде, начала проделывать то же самое, — дразнить Лешу, впуская в себя только головку его члена. Ощущения сразу изменились и от этой неожиданной перемены Леша как-то сразу бурно кончил, забрызгав своей спермой себя и Танины половые губы. Татьяна слезла с него и улеглась рядом. — Ну что? Расплатилась я с тобой за сегодняшние три оргазма? — Полностью… почти. Осталось разве что на небольшой минет. — Ну раз небольшой… — Татьяна схватила его член пару раз лизнула, поцеловала и с хихиканьем упала опять на диван. — Ну не на столько небольшим, — проворчал Леша. Он встал. Потянулся и пошел к столу, на котором лежал пульт от телевизора. Этот сериал, да и вообще сериалы, он терпеть не мог. — Лех, а Лех? — тихо позвала его Таня. — Чего? — спросил он, бухаясь с пультом на диван. А чего это Тарас не заходит? — Ну ты ж сказала, что больше ни-ни… Ну мы и решили послушаться разнообразия ради. — Какие мы послушные, когда не надо… — протянула Танька. Помолчала. Поняв, что брат разговор сам не продолжит, сказала: А я может и согласилась бы, если б попросили хорошо.
Лех, а Лех, ты попроси меня хорошо. Или купи мне… ну, скажем, юбку, которую мы позавчера видели. Я может и соглашусь. Ага. Дорогой как я тебя люблю, купи мне пожалуйста… Ну, Лешка, какой ты противный. — Ладна. Посмотрим. Эта юбка стоит пол моей зарплаты. А Тарас, ну он, в общем, через два дня из больницы выйдет. Триппер он, вроде вылечил, а вот с сифилисом придется еще повозиться… Шучу. Аппендицит ему вырезали. — Ну юбка стоит половину твоей официальной зарплаты, а получаешь то ты еще сверх того раза в три побольше… — Ну ладно. Уссакойси. — Давай покупай, а Тараса ко мне пришлешь. Молчание.
Потом Татьяна начала одевать сарафан. Оделась и пошла в душ, шлепая босыми ногами по линолеумным полам. Вернувшись, она плюхнулась рядом с братом на диван. Глянула на него искоса, скорчила забавную гримасску. Потом хотела что-то сказать, но видимо передумала и легла, уставившись в потолок. — Слушай, а ведь Тарасу сильно активничать еще недели две нельзя будет. Так? — Ну недельку точно, а две многовато. Хотя как пойдет. — У меня дурная идея. Давай еще кого-нибудь пригласим. — Давай уж тогда сразу папу с мамой. А то они и так скоро узнают. Тарас и то, наверное кому-нить вякнул, что я свою сестру того. — Да… Проблемма. А может давай Ромку. — А кто это? — Я вас же знакомила. Ну паренек такой с моего курса. Ну на дне рождении моем… Ну… Ну я ж специально подвела его и познакомила. — Честно, не помню. Это тот, который лапал то тебя, а я ему гантелей? Он что ли? — Да нет. Это Витя. Его после первой сессии, колхозника, выгнали. — Честно не помню. А он чем лучше? Тараса я знаю, а этого хуя с горы… и не помню даже. — Ну так и познакомимся. Я с ним, между прочим, иногда сплю. — Между каким прочим? Еще парочкой что ли? — Да ну тебя. Давай я его приведу. Мать к тете Оле на день варенья пойдет в пятницу, а отец еще и не вернется из командировки? Давай. Ну на всю ночь зависнем. Ну можно? А? Да ну давай, — конец Лехи от каких то предвкушений ночи пятницы опять начал вставать, — О! Месье опять готов к подвигам! — заорала Танька и схватила его молодца.
Она нежно обняла его член своими губками и со стоном наслаждения начала водить губами по головке, заглатывая ее. Потом она высунула своя язычок и начала щекотать им уздечку, потом спустилась по стволу члена к яйцам. Потом губами и языком, кользя по члену, она поднялась опять к головке. Лехин хуй стоял как образцовый солдат на побудке. Татьяна нежно захватила головку губами и засосала, сильно-сильно засосала ее в себя, а потом продолжая засасывать ее как соску, с силой вырвала ее из своего рта. Эфект был незабываемый. Кажется вся Лешина сперма, причем, на неделю вперед, рванула за Таниным ртом. Так бурно он не кончал еще никогда. Он даже не успел закричать, только захрипел, забрызгивая семенем Танино лицо и халат. — Ну вот, опять купаться. Леха ! Ты все же засранец. Я ж только что помылась! Нет, мужика аккуратности никогда не научишь. Ну че молчишь? Или язык от удовольствия проглотил? — запричитала вперемешку со смехом Танька. — Гы… О-о-о! А-а… — Содержательный ответ. Ладно. Лови посторгазмический кайф, а пойду себя в порядок приведу. Мать через полчаса придет. Привели себя в нормальный вид. Татьяна опять удалилась в ванную. А Леха остался лежать на диване и соображать: зачем Танька устроила ему такое… для того, чтоб этого Ромку пригласить или просто так? Пятница. Алексей ждал этого дня, а точнее вечера, с нетерпением.
Тарас еще не посещал занятий. В первый день после выписки из больницы он пришел в деканат и начал стращать обоих пом. Декана своими осложнениями, полученными после аппендектомии. Пом. Декана, люди с медецинским образованием, но никогда не работавшие практическими врачами, заподозрили что студент Утин Тарас Анатольевич просто, что называется «лепит горбатого», но от греха решили дать ему неделю оклематься, и даже заверили его, что отрабатывать пропущенные занятия ему не придется. Тарас Анатольевич заподозрил их в неискренности по поводу отработок, но предпочел не испытывать судьбу вторично, и испарился
из деканата за пару минут до прихода самого декана, который, наверняка бы, послал бы его прямым текстом, если бы Тарас обратился к нему с такими заявлениями по поводу своих осложнений. Таким образом, Тарас был недосягаем, так как в тот же день смотался к родителям в другой город на недельку-другую. Алексей закончил описывать очередного больного. Немного подумал, а не стоит ли подождать ло часу дня препода. Решил, что препер прекрасно обойдется без него в пятницу, а, скорее всего, и в субботу, открыл скрепкой дверь в учебной комнате и был таков. Тем более, что областная больница в городе Саратове стоит на отшибе, в Смирновском ущелье, а добираться Леше приходилось через весь город. Так что Леша заехал на рынок, прикупил кое-какой снеди на вечер.
Пару пузырей шампанского и пол-ящика пива довершили все приготовления. Леша пил очень немного, так как несмотря на свою комплекцию, хмеле быстро, но он решил на этот вечер уравновесить Ромку еще одним своим знакомым, о чем он Таньке, естесственно, не сказал. Саша должен был появиться часам к десяти, не раньше. Пиво предназаначалось в основном для него, ибо Саша пил его как воду, только не умывался им по утрам. Леша вошел в квартиру сразу следом за матерью. Та забежала домой с работы, чтобы приодеться и идти на день рождения к подруге. Маман налету чмокнула Лешу в щеку и побежала в ванную. Леша аккуратно, пока мать не обратила внимания, разгрузил тяжелую сумку и пошел в их с сестрой комнату. Сестра была уже там. Сидела за компьютером — Лешкиным приобретением, которое он сделал через пол года после устройство на работу, чем вызвал немного озлобленное удивление отца-инжнера, который сидел на зарплате в 600 р. В бюджетной организации. Просто папа обнаружил, что сын то зарабатывает в несколько раз больше его, а не просто так подрабатывает на карманные расходы. Но главное было не то, что сестра сидела за компьютером, Леша поощрял работу домашних за ним, а то, что Танька смотрела порнуху, которую он очень изобретательно, как он думал, спрятал в одной глубокой директории. Танька смотрела порно как-то очень вдумчиво, отдавая явное предпочтение изображениям групповых сношений.
— Изучаешь? — Угу… — Готовишься к сегоднешнему вечеру? — Да… — после небольшой паузы, — Да, ты прав, решила посмотреть, чтоб не выдумывать находу то, что уже изобретено. — Наверное, подход правильный. Ты чего? В институт не ходила? — Ходила… На лекцию. А Английский… Эх! Ты глянь как они завернули! — Танька показывала на картинку, где несчастную женщину имели четверо здоровенных негров, причем, во рту у женщины бало аж два здоровах хуя сразу, зад и влагалище тоже были заняты. — Так что английский? Сашка сказал, что ну его на… — Сказал, что он мне зачет добудет. — А что Сашка заходил? — Да, он на лекцию к нам заскакивал, искал кого-то на кафедре. Леша молча понадеялся, что Сашка ничего не сболтнул Татьяне об их договоренности. Мать убежала, наконец, к подруге. Отец позвонил и сказал, что будет отсутствовать еще дней пять. На часах было уже пять часов вечера. Ромки пока не было, он должен был подойти к восьми, а Татьяна хлопотала на кухне, пытаясь изобразить, что-то кулинарное. Готовить она не любила, но, когда бралась, у нее неплохо получалось. Леша вошел на кухню, когда она стояла у стола и что-то ожесточенно кромсала ножом. Судя по цвету той массы, которая выходила из-под ее ножа это была несчастная морковка. Леша подошел к сестре, нежно обнял ее за плечи. Танька что-то промычала.
— Слушай, а как ты порно то разыскала? — спросил Леша, целуя Таню в шей и опуская руки на ее зад. — Сашка рассказал как найти. — А он откуда знает? Он же моего компа ни разу не видел, — руки Леши поползли ниже, задирая Танькин халатик. — А он показа как поиск всех картинок сделать. Леха, отстань… Ну отстань. Ну надо доделать… Ну я ж не железная… Леша задрал Танин халатик и теперь гладил ее попку, прикрытую лишь узенькими трусиками. Татьяна попробовала отстраниться, но он крепко прижал ее к себе другой рукой. «Лешка… Ну чего ты делаешь?», — еле слышно простонала Татьяна. Леша лишь крепче прижал ее к себе. Его рука уже блуждала под ее трусиками, нащупывая ее половые губы. Вскоре его палец проник меж этих губ и начал медленно и нежно проникать внутрь. Татьяна уже давноперестала вырываться и обращать вниманее на свою морковку, она лишь тихо постанывала от удовольствия. Леша почувствовал, что влагалище сестры увлажнилось и он достал из тренировочных штанов свой торчащий член. Он слегка нагнул Таньку, отодвинул в сторону узкую полоску трусиков и воткнул со всего размаха свой член в раскрасневшееся и влажное лоно младшей сестры. Татьяна вскрикнула, рванулась из его рук, но Алексей держал ее крепко, да и куда ей было бежать — спереди был разделочный стол, на котором она уже почти лежала животом.
Он трахал ее грубо, почти насилуя, глубоко вонзая свое оружие в ее плоть. Танька вскрикивала, когда его член заходил особенно глубоко. Но через пару минут такого грубого размеренного траха, она вошла во вкус и начала подмахивать ему своим задом, постанывая и глубоко дыша от удовольствия. Алексей резко вынул свой член из влагалича сестры и приставил его к тугому колечку ее ануса. «Только не туда, — быстро прошептало она, — ей еще сегдня доствнется.». Алексей вновь вонзил свой хер в сестрино влагалище. На этот раз он не только вонзил его со всей силы, он еще схватил сестру за верхнюю часть бедер, и, буквально, натянул ее на свой член, так глубоко, как только мог. Татьяна взвыла во весь голос, а он ощущал как головка его члена уперлась и слегка расплющилась об шейку матки. Он даже ощущал членом дырочку, ведущую в Танино влагалище. Туда то он и кончил. Впрыснул ей свое молодое семя прямо в матку под диким давлением. Сестра тоже зашлась в оргазме, дико вращая задом и рыча по-звериному. Леша подождал, пока последняя капля спермы стечет в лоно его сестры и только потом вынул член из нее. Татьяна медлено опустилась на пол. Оперлась спиной на стол и закрыла глаза. Он сел рядом. — Ну как? — Клево… Ты так мне сил на ночь не оставишь. Буду лежать бревном. — Да ладно… Ты и бревном — не поверю.
Татьяна не ответила. Встала, явно, с трудом, и вернулась к приготовлению пищи. Леша еще немногопосидел на полу у ее ног, потом встал и пошел в комнату. Ромка опаздал на двадцать минут. Когда Алексей его увидел, он понял сразу. Почему его сестра запала на своего сокурсника. Роман был красив, высок и двигался с какой то неподражаемой грацией. Они прошли в большую комнату, там уже был накрыт стол. Алексей, на правах хозяина, открыл шампанское. Выпили. Татьяна все время щебетала с Ромкой. Казалось, они не обращают на Алексея никакого внимания, но Лешка увидел, что Танька украдкой подмигнула ему, мол, все путем. Алексей мельком глянул на часы. До Сашкиного прихода оставалось минут пятнадцать, не больше. Он налил всем по второй и сразу предложил тост, тут же после него разлил по третьей, и опять тост. Четыре тоста за семь минут. Еще через пару минут он заметил, что Таньку «повело», Романа чуть-чуть — тоже. У самого Лешки тоже тормоза стали уплывать куда-то. Он подошел к Татьяне, обнял ее за талию, потом крепко впился в губы поцелуем. Сестра сразу расстегнула ширинку на его джинсах и извлекла на свет Лешин член, который начинал набухать желанием. Роман не растерялся, сев на диван сзади парочки, он попытался расстегнуть на Таньке джинсы. Татьяна вывернулсь из Лешкиных объятий и, повернувшись к Роману, сама расстегнула свои джинсы и мгновенно сбросила их.
Татьяна, оставшись в одних трусиках и легкой блузке, под которой не было лифчика, села на колени преред сидящим на диване Романом и растегнула его брюки. Вскоре член Романа оказался у нее во рту. В первый момент, когда Алексей увидел член Романа, он подумал, что это рука, но потом понял, что это такое. У Романа член был не менее 30 сантиметров длиной и диаметров сантиметров 6-7, не меньше. И эту елду его сестренка начала с диким энтузиазмом облизывать и гладить. Сам Леша пристроился к Татьяне сзади и начал водить своим вставшим членом по ее половым губам. Татьяна быстро намокла и стала постанывать. В этот момент она попыталась взять полностью в рот головку Ромкиного члена. Оно натягивала свой рот на его дубину. Ей пришлось слегка приподняться. Наконец, вожделенная головка оказалась у нее во рту. Татьяна начала сосать этот огромный конец, с каждым разом заглатывая его все глубже. Ее щеки на дувались до предела, когда она заглатывала Ромкин хуй в рот. Потом, когда она захотела захватить его еще глубже, рта уже не хватило. Леша видел как чудовищно толстый Ромин член ходит в горле его сестры, расширяя его. Это зрелище было чрезвычайно возбуждающим. Лешка едва сдерживался, чтобы не кончить на половые губа Татьяны. Он нагнулся и начал лизать Танино влагалище, смачивая ее узкую щель своей слюной.
Татьяна застонала от удовольствия и закашлившись выпустила изо рта Ромкин член. Роман тут же, схватив Таньку за голову, направил свой член ей в рот. Татьяна покорно заглотила его снова. Алексей продолжал вылизыват Танино лоно. Танька уже во всю дергала задом и пыталась насадиться на Лешин язык. А Леша все лизал и лизал. Он добрался до Таниного клитора и теперь лизал его, иногда покусывая. В такие моменты Танька начинала особенно яростно крутить задом и стонать, впрочем, не выпуская Ромкиного члена изо рта. Алексей знал, что Татьяну можно довести языком до оргазма и сейчас он чувствовал признаки его приближения. Татьяна вдруг вырвалась из рук Романа, который насаживал ее голову на свою дубину и заорала во все горло. Ее задница выписывала такие вендзеля, что Алексею было трудно попасть языком в ее клитор. Само влагалище Тани судорожно сжималось и разжималось. Татьяна продолжала вопить на разные лады одну и ту же букву: «О-о-о-о-о-о-! «. Потом репертуар ее воплей расширился до : «А-а-а! О-о-ох! А-а-а! «. Татьяна рухнула на пол в полном изнеможении. Полежав так пару минут, она с трудом поднялась на ноги, подошла к столу, налила себе в рюмку остатки шампанского из бутылки, и, хлопнув их одним глотком, сказала: «Да, ребята, ну вы даете! «. — Это не мы даем, а ты, — отозвался Роман, лежа на диване.
— Особливо ты Алексей, давно я так не отрывалась. — Все еще впереди, — буркнул Леша. Они оба с Романом со стоящими хуями плотоядно смотрели на Татьянну. Танька потянулась к початой бутылки вина, стоящей на столе. Глотнула из горла. Посмотрела на них, скорчила забавную гримаску. Потом она подошла к сидящим на диване ребятам, уселась на колени к Алексею и вставила его член себе во влагалище. Она села, свесив ноги в сторону Романа и завлекающе улыбнулась ему. Роман встал на диване и ткнул своим огромным членом Татьяне в губы. Татьяна раскрыла рот и опять забрала в него Ромкино богатство. Она начала елозить по Лешиному члену вверх и вниз, одновременно с причмокивание засасывая Ромину елду. Роман не выдержал довольно быстро. Было видно как он весь напрягся и с тихим стоном спустил Тане в рот. Количество спермы из его брандспойта было просто фантастическим. Его член как раз находился в танином горле, когда произошло это извержение. У Татьяны выпучились глаза и она издала какой-то непонятный полухрип-полустон, но не выпустила Роминого молодца изо рта. Но сперма все лилась и лилась в ее горло, скоро оно перестало справляться этим вязким потоком. Татьяна со стоном выдернула этот толстый шланг у себя из горла, а Ромкина сперма все лилась, сразу и полностью заполнив Танькин ротик, закапав ей на грудь.
Роман продолжал изливать свое семя на Танину грудь, хрипя от наслаждения. Татьяна, несмотря на такую бурную Ромкину эякуляцию, продолжала скакать на Лехином члене. Зрелище сестры, облитой спермой из огромного хуя, привело Лешку в неописуемый восторг. Как только последняя капля Ромкной спермы упала на грудь Тани, он приподнял ее попку, поставив сестру раком, сам пристроился сзади и начал надраивать ее своим членом. На Татьяну тоже, видимо, оказало влияние, то, что ее заляпанную сперпой, полуголую, в расстегнутой блузке и трусиках, трахает родной брат. Она застонала и завертела задом, помогая Леше покрепче засадить ей. Брат с сестрой кончили одновременно. Оба с криками и стонами. Танька повалилась на диван, а Алексей на нее сверху. Рядом сидел утомленный минетом Ромка, чей член медленно опадал. Тут и раздался звонок. Алексей совершенно забыл о Сашке. Он глянул на часы — Саша опоздал больше, чем на полчаса. Он вскочил и помчался открывать, на ходу застегивая ширинку. «Если это мужик, то тащи его сюда! — крикнула пьяным голосом Татьяна не вставая с дивана. «Ты даже не догадываешься, насколько угадала», — подумал Алексей. Открыв дверь, он впустил Сашку, прошептав: «Заходи, все в самом разгаре». Саша поставил сумку, в которой отчетливо что-то звякнуло. «Одна не звенит, — подумал Алексей, — две звенят не так…».
Друзья прошли в комнату. — Привет честной компании! — с порога провозгласил Саша, — Разрешите присоединиться. Татьяна с Алексеем переглянулись. На лице у Таньки гуляла блудливая улыбка. — Заходи, присоединяся. Ты, Ромочка, конечно, не против? — Да нет. Надо же довести все до логического завершения. А где трое, там и четверо. — Ну тогда, нужно сначала выпить за удачное начало, которое я пропустил, а также за то, чтобы продолжение было не хуже, — предложил Александр, вынимая из внутреннего кармана пиджака бутылку с темным содержимым и разливая ее содеримое по стаканам. Чокнулись. Выпили. Крякнули. — Это, что? Самогон? — Обижаете — настойка на лимоне и черноплодке… Градусов 45 будет. Сашка расположился на диване со стаканом в руке. Рядом сидела Танька, совершенно пьяная. Ромка сидел по другую сторону от Таньки, а Леша расположился в кресле. Сашка начал рассказывать один за другим пошлейшие анекдоты. Танька глупо хихикала, так и не застегнув влузки, закапанной спермой. Рука Саши как бы невзначай забралась к Таниной попке начала перебирать тонкий шелк ее трусиков, а потом и вообще забралась в них. Танька опять хихикнула и полезла к Сашке в штаны. Извлекла его еще не возбужденный член и начала его мять и поглаживать. К пашкиной руке в Таниных трусиках присоединилась Ромкина рука. Сашин член стремительно набухал.
Он был не такой длины, как у Романа, но почти такой же толстый Татьяна схватила его и засунула себе в рот. Она сразу засунула его полностью, так что ее нос уперся в Сашин лобок. Ее горло опять приняло мужской член, раздувшись, принимая его в себя. Роман пододвинул Танину попку к себе начал заталкивать свой член в ее влагалище. Он делал это осторожно, так как такую елду, как у него, Татьяна сразу, без подготовки, принять в себя не могла. Алексей смотрел на это действо во все глаза и его собственный член чуть не рвал ширинку. Татьяна на мгновение выпустила член Саши изо рта и встала раком, чтобы Роману было удобней вставить ей свой член. Она сосала с хлупающим влажным звуком, а сзади с похожим свуком в нее входил и выходил огромный член Романа. Роман сначала не мог вставить Татьяне до конца свое сокровище из-за его длины, но, спустя минуту, Татьянино влагалище растянулось на столько, что весь Ромин член помещался в ней. Он забивал ей по самые яйца, которые били Таньку по бедрам. Сашка, казалось, полностью ушел в наслаждение от минета, который делала ему Лешкина сестра. Он закрыв глаза развалился на диване. Леха дрочил свой член. Роман в этот раз кончил очень быстро, спустив со стоном и таким же количеством спермы, как и в прошлый раз, на этот раз, затопив Танину пизду, и едва не разорвав ее последним толчком.
Татьяна, которая ипытовала оргазм за оргазмом, почти от каждой Ромкиной фрикции, повалилась на Сашку, так и не закончив минет. Сашка встал, зашел Татьяне в тыл и воткнул свой член Татьяне в пизду, от чего ее как будто ударило током, она резко дернулась и начала стонать. Сделав несколько поступктельных движений внутри Таниного влагалища, Александр вынул свой член и приставил его к Танькиному анусу. Его член был весь измазан Таниными соками и Ромкиной спермой, которая все еще вытекала из Таниного влагалища, поэтому когда он слегка нажал на Танин анус, его член сразу медлено начал входить в него, несмотря на свою толщину. Татьяна забомотала что-то протестующее, но язык ее слушался плохо. А Сашкин хуй входил в ее зад все глубже и глубже. И вот Саша вставил свой член Татьяне на всю длину. Он подождал несколько секунд, давая Таниному заду привыкнуть к своему члену, потом резко вынул его из Татьяны и сразу резко вставил обратно. Татьяна взвизгнула и попыталась сокачить с Сашиного инструмента, но Сашка держал ее крепко. Алексей подошел к дивану, держа в правой руке свой напряженный член. Сашка быстро глянул на него и махнул головой на диван, мол, садись. Алексей сел на диван. Сашка быстро, не вынимая из Таниной жопы своего члена подхватил ее и перенес на Лешку, посадив ее верхом на Лехин хер.
Алексей рукой быстро ввел свой член в истекающее спермой и ее собственными выделениями влагалище сестры. Теперь в Тане было два члена — один в заднице, другой в пизде; и оба они двигались. Ее брат на члене которого она сидела верхом вбивал в нее свой член резкими толчками, отталкиваясь от дивана; Сашка драл своим, похожим на чурбачок членом ее жопку, которая все еще никак не могла привыкнуть к этому толстому куску плоти внутри себя. Татьяну раздирали противоположные чувства боли и удовольствия. Сама идея, что ее одновременно трахают ее брат и его приятель, приводила ее в бешеный восторг, но Сашкин член в заду ходил как поршень и причинял ей нешуточную боль Два члена разделяла лишь тонкая стеночка, которую они массировали с двух сторон. Сашка засопел и излил ей в зад своюсперму. Вынул свой хуй он не сразу, а подождал, пока вся сперма, до капли стечет в Танин зад. Тут уж и Лешка не выдержал и выплеснул свой заряд спермы во влагалище. От этого двой ного извержения, заполнившего две ее дырки теплой спермой Танька сама забилась в экстазе от чего еще глубже насела на спускающий член брата.. Татьяна повалилась на диван между Ромкой и братом. Полежала. Хмель по-немногу отступал. Сашка подал голос предложив выпить немного, а то «что-то не по христиански получается». Сели за стол не одеваясь.
Татьяна скинула с себя испачканную спермой блузку и в одних трусиках села на колени к Ромке, который тоже сбросил брюки и рубашку и теперь также сидел в одних трусах. Выпили по 50 грамм сашкиной наливки. Татьяна поняла, что опять «плывет». Роман пошел в туалет, а Сашка с Алексеем развалились в креслах, попивая пивко. — Есть предложение, — заявил Саша. — Да. — Провести анусорасширяющую операцию твоей сестре. — В смысле? — Ну расширить ей анус для последующего употребления в сексуальных целях. — Каким же образом? — Подручным инструментом. Руководствуясь принципами постепенности и преемственности. — Ты говори попроще, а то я чего то тебя не понимаю. — Короче выебсти ее в жопу поочереди всем троим, в порядке возрастания толщины члена. — Я думаю надо. — А мое мнение, что никого не интересует?! — взвилась Таня. — Пожалуй, что и нет, — ответил Роман, возникший на пороге комнаты. — Даже и не на… На нее набросились все трое. Танька брыкалась, царапалась, даже укусила кого-то, но все было бесполезно. Ее скрутили и в виду «плохого поведения, противоречащего требованиям компании» голую привязали к дивану раком. Обе руки ее были связаны вместе и привязаны веревкой к одной ножке дивана, а ноги, в слегка разведенном положении, — по отдельности к разным. Под живот подложены три подушки, так, что она перевешивалась через них и сдвинуться никуда особо не могла.
Ее зад был выставлен навсеобщее обозрение, что происходило сзади Таня воспринимала с трудом, так как лицом она была повернута к стенке. — Ну что начнем, пожалуй, в порядке строгой очередности, — заявил Сашка. — Ребят, вы что? Серьезно? — подала голос Таня. — Серьезней некуда, — ответил ей Сашка. — Ребят, намажьте мне там вазелином. хотя бы. — Сейчас, надо же соблюсти принцип, что лечение не должно быть тяжелее болезни. Вазелином густо намазали Танин анус и Леша первый подошел к ее заду. Он молча приставил свой член к заднему проходу сестры, нажал посильнее, и, на удивление, легко прошел в ее кишку. Татьяна задрожала и испустила тихий стон удовольствия. После Сашиного члена, который был почти такой же толстый как Ромкин, Лешин член не вызывал у нее ничего, кроме удовольствия. Леша начал размашисто двигать своим членом в сестриной заднице. По вазелину его хуй легко скользил внутри нее. Танька постанывала от удовольствия и подмахивала задом. Лешка долго не мог кончить. Минут, навероное пятнадцать. Но все же зрелище голой связанной сестры, которую он ебал в попу сделало свое дело. Он кончил бурно, выпустив в нее свое семя, но не дал ему стечь полностью в Танину попку, а извлек свой член и остатками спермы оросил спину и ягодицы сестры. Сразу за ним, не теряя времени, к Тане подошел Сашка и сразмаху засадил ей свой член.
Танька вскрикнула, рванулась из свои пут, но веревки держали ее крепко. Сашка схватил ее за задницу руками и начал насаживать ее на свой кол. Танька рвалась и кричала, но Саша продолжал насиловать ее анус. Казалось, ему доставляло удовольствие причинять ей боль своим членом. Он засаживал свой член на максимальную глубину и каждый раз это сопровождалось вскриком. Его член как поршень какой-то диковинной машины скользил в заднем проходе Лешкиной сестры. В возбуждении Саша приговаривал, вгоняя свой член в Татьяну: «Так. Так. Давай. Давай. Опа. Опа. Так. Так…». Он драл ее долго, почти столько же, сколько и Лешка. Через некоторое время после начала этой экзекуции, Таня ощутила, что стонет и вскрикивает больше не от боли, а от удовольствия. Сашкин хуй давал ей причудливую комбинацию удовольствия и боли, сама боль уже воспринималась как удовольствие. Вскоре, Саша, заметивший, что Таня уже не бьется в веревках, а подается к нему навстречу при каждом его движении внутри нее, резко вынул свой член. Поглядев на покрасневшее и зияющее отверстие Таниного ануса, которое пульсируя медленно сжималось, он вновь сразмаху вставил свой член в эту дырку и нчачал снова насаживать Танину задницу на свой кол. И в этот момент Татьяна кончила. Этот оргазм был не бурным, как прошлые, а тихим, но долгим. Она просто со стоном обмякла, повиснув на подушках, постанывая, когда в нее заходил Сашкин хуй.
Александр спустил, шумно сопя, слив все свое семя до последней капли в Танину жопку. Вынул свой опадающий член и уступил место Роману. Роман подошел к повисшей на подушках Татьяне. Он аккуратно слегка приподнял ее попку, приставил к ее зияющему отверстию заднего прохода свою тридцатисантиметровую дубину, и медленно начал вводить ее внутрь Тани. Сначала прошла огромная головка, когда она проходила сфинктр Таниной попки Татьяна простонала и сказала, чтобы он быстрее проводил, потому что, когда ей вводят головку ей особенно больно. Роман продолжал медленно вводить свой кол в Танину кишку. Танька вздохнула, но продолжала висеть на смятых подушках. Наконец, не менее, чем через минуту, Роман ввел свой член на полную длинну в горячую кишку Лехиной сестры. У Татьяны появилось фантастическое ощущения, что она вся заполнена Ромкиным членом, от жопы до подбородка. Она испустила очень эротический стон и попыталась нанизаться на Ромин член еще глубже. Роман начал вынимать своего красавца. Танька со стоном расставалась с ним, тянулась задницей, пытаясь удержать ромину елду в себе, но ее держали веревки. Роман полностью достал свой член, поглядел на пульсирующую дырочку Таниного ануса и снова начал вводить. Таню охватил экстаз. Когда огромная багровая головка Роминогочлена проходила через ее сфинктр, она испытала какой-то неимоверный оргазм, от чего началась биться в связавающих ее веревках и орать что-то нечленораздельное.
Роман медленно ввел ей свой член по самые яйца и снова вышел. Опять повторил эту же операцию. Таньке казалось. Что каждое движение Ромкиного член вызывает в ней бурный оргазм. Она билась в потоках экстаза, веревки, связывающие ее глубоко врезались в ее нежную кожу, но она не обращала на это внимания. Внутри нее постепенно ускоряя движения диковинным поршнем, смазанным вазелином и спермой предыдущих партнеров, ходил хуй Романа, вызывая новые приливы наслаждения. Через минуту Роман уже долбил Танину задницу со зверской скоростью, полностью загоняя свою палку ей в зад. Татьяна орала так, что Леше казалось, что соседи уже на пути к их двери для выяснения происходящего. Они с Сашей стояли рядом и смотрели на Татьяну, которую своим здоровенным колом пронзал Роман. Таня, тем временем, выбившись из сил, уже не рвалась вовсе стороны из связывающих ее веревок, а только слегка подавалась в сторону Романа и тихонько поскуливала, когда он в очередной раз вонзал в ее растянутую, покрасневшую дырку свой член. Роман засадил ей в последний раз, задержал свой член в Таниной попке, вздохнул и слил всю свою сперму ей в зад. Таня ощущала, как его сперма мощными толчками изливается в ее задний проход. Роман еще раз дернулся и вынул свой член из Тани. — Класс! — Да, Роман, это было нечто. — Ну что еще по маленькой? – спросил Сашка.

Прочитано 880 раз
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Порно рассказы
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: