Любопытство

Мы трепались с Катей по телефону битый час, прежде чем подобрались к заветной цели нашего разговора. Очень уж тема была щекотливая.
— Сергей, — проворковала она, — я все-таки решилась…
У меня заколотилось сердце. Целых две недели ждал этих слов и боялся их услышать.
— А что я должен буду делать?
— Просто будешь вместе с нами. Я уже переговорила с Наташей, она согласна и очень даже довольна. Ты ей нравишься…
— Никак не пойму, зачем я тебе так нужен?
— Для моральной поддержки, — и Катя нервно захихикала. — К тому же ты сам говорил, что уже давно мечтаешь об том.
— Мечта и реальность — разные вещи, — и я ответил Кате таким же смешком. — Ну что ж, согласен. Когда встретимся?
— Завтра. Думаю, нам следует провести весь день вместе, чтобы получше узнать друг друга
Мы договорились встретиться в полдень на следующий день в ресторане. Положив трубку, я с трудом перевел дух. Не так-то просто вести столь откровенный разговор, даже если ты все просчитал. Катя и Наташа уже давно работали в одном и том же месте и хорошо знали друг друга. Катя знала, что Наташа бисексуальна, но только недавно догадалась, что уже давно нравится ей. В тот же день она позвонила мне по телефону.
-Ты не представляешь, — взволнованно сказала она, — впервые в жизни женщина, глядя мне в глаза, призналась, что хочет переспать со мной!
— А ты не волнуйся, — спокойно посоветовал я. — В этом нет ничего ужасного. А что ты ответила?
— Ну… — Катя слегка смутилась. — Я сказала, что подумаю. Мне не хотелось ее обижать.
— А немного погодя, ты ей откажешь. Верно?
После непродолжительного молчания в трубке прозвучал тихий голосок Кати:
— Я не знаю…
— Как! — изумился я. — Ты еще не знаешь?
— Представь себе… — Катя помедлила с ответом. — Я знаю Наташу давно. А что если попробовать? Хотя бы раз испытать, что это такое…
Я замер, не зная, что сказать. Странное, нелепое ощущение, словно меня ужалили в сердце. Неужели я ревную. Мы с Катей больше года уже были любовниками и никогда еще не изменяли друг другу.
— Ну что ж, решай. Если ты и в самом деле хочешь…
— Не знаю, может быть, разок…
— Хорошо, — равнодушно ответил я, стараясь ничем не выдать своего смятения.
Две последующие недели я провел в тревоге, размышляя, осуществила ли моя подруга свое намерение, или нет. Честно говоря, не хотелось докучать ей лишними вопросами. И вот… это странное, неожиданное предложение. Ведь что ни говори, а наш союз с Катей впервые подвергался такому испытанию. Впервые я задумался: достаточно ли я хороший любовник? Или, быть может, я не отвечал требованиям моей подруги? Узнав о моих сомнениях, Катя рассмеялась и объяснила, что предстоящее свидание с Наташей вызывает у нее только любопытство, и ничего больше.
Тем не менее, всю ночь накануне свидания я почти не спал и поднялся с постели в мрачном настроении. Действительно, одно дело — мечтать о постели, где тебя поджидают сразу две девушки. И совсем другое — очутиться в этой постели. И все-таки я решил не отступать. Во-первых, не мог отказать Кате в ее просьбе. Во-вторых, честно говоря, я был охвачен таким же острым любопытством.
«Эксперимент», как и было задумано, проходил в Катиной квартирке. Для начала посмотрели неплохой фильм, благо у хозяйки имелась довольно внушительная коллекция видеокассет. А затем я решительно взял инициативу в свои руки:
— Вот что, девочки, нам надо сойтись как-нибудь потеснее.
— У меня предложение, — тотчас же откликнулась Наташа. — Давайте примем ванну. По крайней мере расслабимся.
— Это мы еще успеем, — вмешалась Катя.
— У меня встречное предложение. А что если искупаемся? У нас в парке прекрасный пруд, а до парка рукой подать.
Когда прибыли к месту назначения и мои прелестные спутницы разоблачились, оказалось, что их пляжная форма абсолютно различна по стилю. И если на Кате красовался довольно обширный голубовато-желтый купальник, то тонкая полосочка красного бикини Наташи почти скрывалась в промежности атласных ягодиц. Эффект этого одеяния еще больше подчеркивала великолепная грудь, с трудом помещавшаяся в прозрачном бюстгальтере.
Чтобы не встревожить Катю, я поспешил отвернуться, но мои опасения оказались напрасны. Катя смотрела на подругу, не отрываясь и, казалось, совсем забыла обо мне. А Наташа погрузилась в прозрачную воду с такой грацией, что у меня дух захватило.
Но мужчина есть мужчина, и я рухнул в воду с таким ужасающим шумом, что девушки громко завизжали.
— Некоторые люди никогда не взрослеют, — добродушно заметила Наташа.
— У меня был год, чтобы привыкнуть к этому, — откликнулась Катя.
Я улыбнулся, но не стал возражать. Умный генерал не торопится в бой, если противник превосходит в численности. Как бы то ни было, солнце и вода сделали свое дело. Мы расслабились и стали непринужденно болтать.
Сидя по грудь в воде, вдруг призналась, что всегда испытывала любопытство к бисексуалам и не раз пыталась представить, каково очутиться в объятиях женщины. А сегодня, увидев Наташу в бикини, даже возбудилась.
Откровенность за откровенность, и я тоже честно рассказал о своей внезапной ревности, чем немало позабавил девушек.
— Ах ты, чудак на букву «м»! — воскликнула Катя и довольно крепко толкнула меня в бок. — Я не променяю тебя ни на какого другого парня пли девушку! Хотя, думаю, нам будет полезно немного раскрепоститься и отдохнуть друг от друга.
В знак признательности я игриво коснулся ногой Катиной ножки и вдруг повстречал на пути нежные пальчики еще одной ножки. Наташа опередила меня. Обе девушки таинственно улыбнулись мне, как посвященному, и сердце мое лихорадочно забилось. А мой «зайчик» мигом ощетинился.
Поиграв ножкой, Наташа, будто невзначай, нащупала ступней мой окоченевший член и хитро усмехнулась. Ревности в глазах у Кати я не заметил. Напротив, в ее томном взгляде еще пуще разгорелся сексуальный огонек. Мелкими шажками она подобралась к Наташе и под водой, как видно, дотронулась до нее, а Наташа ответила тем же. Тут же Катина ручка скользнула вниз по спине Наташи и, проникнув в бикини, ухватила ее попку, лаская ягодицы. Я выразительно откашлялся. Девушки оглянулись.
— Продолжайте, продолжайте, — я ехидно ухмыльнулся. — Только не забывайте, что за оградой парка многоэтажный дом, жители которого смотрят во все глаза из ста пятидесяти окон.
Катя с перепуга нырнула в воду, а Наташа, покраснев до ушей, закрутила головой, пытаясь разглядеть любопытных зрителей. Так или иначе, пришло время собираться. Мы оделись и двинулись к Катиному дому. Вернувшись в уютную квартирку, мы с хозяйкой поспешили в ванную под души, намылив друг друга, долго гладили «избранные места», смывая пену. Ее розовые соски терлись о мою грудь, в то время как мой член яростно упирался в мохнатый треугольник между Катиных ног.
Не удержавшись, я спросил:
— Ну и как ты ко всему этому относишься?
— Пока не знаю, — ответила Катя неуверенно. — Конечно, под водой кайф был… — Катя помолчала. — Но теперь немного страшновато.
Мы вышли из ванной и появились в гостиной голые, как Адам и Ева. Однако комната была пуста, и мы двинулись дальше: я шел
впереди, Катя следовала за мной, положив руки па мои плечи. Это было просто трогательно — она использовала меня как прикрытие. Открыв дверь в спальню, мы услышали знакомый голос:
— Я здесь!
Перед нами, сияя своей сокрушительной наготой, появилась Наташа.
— А я уже думала, что вы меня бросили в одиночестве.
Ее великолепные грудки, казалось, упивались свободой, соски умоляли, чтобы их потрогали. Черный, кудрявый чубчик на лобке еще больше подчеркивал прелесть обнаженного тела, которое оказалось в прекрасной форме — крепкое, длинноногое, загорелое. Не стесняясь, мы пристально разглядывали друг друга. Катя все еще пряталась за моей спиной, но время стыдливости уже прошло, и я подтолкнул любимую к Наташе. Та сразу все поняла и, положив руку на дрогнувшее плечо подруги, притянула ее к себе:
— Может, присядем? Устроимся поудобнее.
Мы уселись на большую двуспальную кровать. Я и Катя — на одном конце, Наташа устроилась на другом, подогнув ноги в классической позе.
Залитая мягким светом стоявшего рядом торшера, она выглядела загадочно и необычайно соблазнительно. Но меня куда больше беспокоила Катя. Мышцы у нее напряглись как у испуганной собачки, готовой вот-вот умчаться. Она дрожала, и я стал ласково массировать ее плечи. Через минуту Катя закрыла глаза и благодарно откинулась ко мне, дрожь прекратилась.
Неторопливо и спокойно беседуя с Наташей, я подложил под голову Кати подушку, сам улегся рядом на краю кровати. Следующий шаг должна была сделать Наташа, и она это прекрасно поняла. Склонившись над подругой, она нежно ее поцеловала в щеку, затем игриво пощекотала подбородок, шею и, опустив руки ниже, осторожно сжала грудки, потирая большими пальцами поднявшиеся соски. У Кати вырвался стон:
— У-м-м…
Первым оценил эротичность этого стона мой член. Потом — Наташа.
Ладони ее спустились еще ниже к животу и, описав полукруг, погладили ягодицы. Затем прошлись по бедрам Кати, и они расступились как вода, подаваясь вперед, к рукам. Тогда Наташа снова склонилась над Катей и на этот раз поцеловала ее по-настоящему в губы, вонзив в рот свой розовый язычок.
Девушки упали на матрац, Наташа сверху — их руки и ноги переплелись, дыхание у Кати стало частым и прерывистым. А Наташа уже прокладывала путь губами к ее шее и правой груди. Покрутив языком вокруг упругой разовой кнопки, она слегка прикусила ее, бережно и страстно. Катя выгнулась дугой и, обхватив руками Наташу, с глухим ворчанием стиснула ее попу.
Наташа же, не обращая внимания на непрерывные вздохи и стоны подруги, переключилась на ее левую грудь. А я… энергично, буквально как оголтелый, дрочил член! И если бы не был предельно осторожен, то уже давно оросил бы спермой обеих девушек.
Тем временем неутомимая Наташа взъерошила губами золотистый кустик, торчащий в ложбинке между ног Кати, и окунула язык в жаркую расщелину.
Стоны Кати превратились в неистовые крики, она подбрасывала и опускала попку, стараясь при этом не помешать Наташе. Буря, разыгравшаяся в животике моей подружки, нарастала с каждой секундой. Напрасно она затыкала себе рот: крики становились все громче, движения — яростней. Наконец тело резко выгнулось, и Катя почти прохрипела:
— О боже… все!.. Сейчас!.. Она скорчилась, мышцы ее свело, дыхание пропало. Только через добрую минуту она пришла в себя и задышала тяжело, как марафонец на финише. По щекам бедняжки текли горячие, счастливые слезы.
Наташа легла рядом, девушки обнялись. Не утерпев, я пристроился к Кате с другой стороны и уперся в ее бедро окаменевшим членом. Катя равнодушно погладила его.
Что я почувствовал в этот момент? Конечно, ревность! Я стал свидетелем того, как мою подругу оттрахала женщина! Оттрахала так, как я никогда бы не смог. Кроме того, меня распирало от неутоленного желания. Но что толку, если Катя уже натрахалась на неделю вперед?
Забыв о моем несчастном петухе, она стала гладить Наташину грудь, взвешивать се на ладони. Потом удовлетворенно вздохнула:
— Господи, никогда не думала, что это так сильно!
Катя стерла со щек остатки слез. Мой «цветок», сраженный унынием хозяина, совсем увял. А я-то наивно полагал, что мне сегодня тоже кое-что перепадет! И что самое ужасное, я слышал, как в порыве страсти Катя воскликнула: «Я люблю тебя!» Это было почти предательство. Неужели она бросит меня ради этой женщины, которой сейчас что-то шепчет на ухо? Эти сучки полежали еще немного, и Наташа, приподнявшись, спросила у меня:
— Хочешь сыграть?
Он неожиданности у меня перехватило дыхание. Я посмотрел на Катю — в ее глазах была только любовь и ни малейшего следа ревности. Мне стало стыдно, и я ответил:
— Конечно.
Наташа подобралась ближе и медленными, мягкими как шелк прикосновениями стала ласкать мою грудь. Затем спустилась ниже, запустив пальчики в мой мохнатый лобок, и лукаво заметила:
— До чего же большой член! Катя — эгоистка, она держит тебя взаперти.
Польщенный ствол мигом поднялся во весь могучий рост. Должен честно признаться, что его размеры не раз вызывали восхищение у женщин. Хотя были и проблемы, одна из которых — оральный секс. Как правило, мой член влезал в рот только наполовину. Не так-то просто обрабатывать такую дубину! Именно поэтому оральный секс никогда не приносил мне большого удовольствия. Однако Наташе удалось справиться с этим препятствием.
С безмолвным удивлением я наблюдал, как Наташа сантиметр за сантиметром насаживалась ртом на мою палку, пока нос не погрузился в кучерявый воротник, обрамлявший мой член. Она подержала его во рту, потом выпустила, облизывая, и снова втянула в рот. Ощущение было невероятным!
Приятное давление у основания член нарастало слишком стремительно, и я, заставив Наташу остановиться, потянул ее на себя и крепко поцеловал. Мои руки гладили ее ягодицы, а она прижималась бедрами к полностью окрепшему красавцу. Потом я припал губами к ее груди, и вдруг наткнулся на руку Кати, которая уже водила пальцем по набухающему соску.
Наташа, часто дыша, тихонько постанывала, а тело ее содрогалось, отвечая на мои ласки. Наконец, не выдержав, она одним махом уселась на член, который вошел до основания во влажную пещерку. И пока мы ритмично сближали наши бедра, Катя, скрестив ноги, сидела рядом и гладила нас. Не прошло и минуты, как Наташа запрыгала на моем животе, точно мяч, а стоны перешли в крики, громкие и пронзительные.
Первым не выдержал я сам. Приподняв наездницу над кроватью, вонзил в нее член как можно глубже — раз, другой, третий, содрогаясь и закачивая семя вглубь ее тела. Мой оргазм послужил сигналом для Наташи. Вцепившись в мои плечи, она задергалась от невыносимого наслаждения. И в этот чудесный миг, такой короткий и такой вечный, мы, казалось, слились в единое существо. Потом долго лежали в совершенном блаженстве.
— Знаешь, а я не ревную. Это… это здорово! — сказала Катя.
В ответ я поцеловал ее, потом Наташу, и мы уснули, крепко обнимая друг друга. Утром возникла неловкость, но очень небольшая. Оно и понятно, ведь мы занимались не просто сексом, мы занимались любовью. И у меня не было ревности, когда девушки обменялись поцелуем, потому, что у нас была любовь — одна на троих.

Прочитано 273 раз
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Порно рассказы
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: