И так бывает.

Эта история абсолютно реальна, пусть я и добавил эротики. События взяты из дневников (естественно с разрешения) моей хорошей знакомой, писательницы, но в ней "перевёрнут" угол зрения. Вряд ли то, что вы прочтёте, будет облачено в бумажный переплёт, но хотелось бы поведать о настоящей любви и силе, которую она имеет. Имена изменены по понятным причинам.Макс увидел её сквозь стекло. Девушка присела чуть в стороне от остальных и, как ему показалось, пыталась спрятать что-то похожее на тонкий провод под тонким шейным платком. "Наверное, очередная фанатка. Ухожена. Одета так, чтобы не привлекать внимания. Возможно, богата. Видимо заплатила охранникам, чтобы пробраться на студию". Закончить запись саундтрека к фильму по книге какого-то известного писателя он хотел как можно скорее. Вскоре предстояла запись его альбома, и для него это было гораздо важнее. Но отвлекаться на поклонниц, которые с разбегу бросаются на шею и тычут ручкой с просьбой об автографе, как-то не хотелось. Ему нужна была полная сосредоточенность.Макс подошёл к большому чернокожему охраннику и в полголоса сказал ему, чтобы тот вывел девушку. Охранник только кивнул, и, сложив руки на груди, приблизился к ней. Девушка, услышав просьбу охранника, неуверенно огляделась по сторонам, а затем подошла к его продюсеру Давиду. Произнесла пару фраз. Давид рассмеялся, вскидывая голову, и попросил Макса выйти к нему.- Ну ты даёшь! - сказал он, - Это, наверное, моя ошибка.
- О чём ты? - непонимающе спросил Макс, оглядывая девушку. Она не поднимала глаз и была немного смущена. Вблизи она оказалась красивее, утончённее. Под платком висели наушники.
- О том, что перед тобой виновница всего того, что здесь происходит.Это Анна, автор книги, - громко сказал Давид.
Макса обдало жаром от стыда. Он выставил себя дважды невежей: он думал, что писатель - какой-нибудь усатый дядя, да к тому же попытался выставить её из студии.- Анне понравился твой голос, она посоветовала выбрать именно тебя, - с едва заметным укором произнёс продюсер.Теперь Макс почему-то похолодел: Анна была изумительно красива. К её идеальной внешности было трудно придраться. Ко всему этому прилагался безупречный вкус и скромность. Она посмотрела ему в лицо: большие золотисто-янтарные глаза, тонкий аристократический нос, красивые губы - не пухлые, но и не тонкие, длинные, золотисто-русые волосы, аккуратно собранные и уложенные.
- Мне, наверное, и вправду, лучше уехать, - сказала девушка, явно смущаясь, - Давид, по какому номеру можно вызвать такси? - она говорила с акцентом.
- Оставайся, Анна. И не обижайся, Макс так занят, что не следит за новостями. Он тебя не знал в лицо.
Макс понял, что если не начнёт говорить, то провалится сквозь землю:
- Простите, я действительно не знал. Очень рад встрече! А почему на такси? - он осторожно пожал её руку.
- Водитель не сможет подъехать, а машину я не вожу, - ответила Анна. Голос у неё тоже был красивый, чистый.
- Не надо такси! Как только закончим, я вас отвезу, куда вам нужно. Осталось минут двадцать, - предложил Макс, чтобы загладить свою вину. Анна только коротко кивнула и перевела взгляд на аппаратуру.Через полчаса Макс нашёл её у выхода. Двери на улицу были широко распахнуты, и она разговаривала по телефону. Он вновь не узнал Анну - теперь девушка распустила волосы, и они золотом рассыпались по её плечам. Роскошные локоны заканчивались чуть выше талии. Чёрная водолазка, серая до колен узкая юбка, классические туфли. От этой девушки захватывало дух. "Чёрт. Она известный писатель, а выглядит как модель!" - с непонятным волнением подумал Макс.
- Вот и я! Куда ехать? - бодро спросил он, когда Анна закончила разговор по телефону. Она назвала адрес. Макс сел за руль. Недалеко от его собственного дома: дорогой, респектабельный район Лос-Анджелеса.
Анна села рядом, и Макс почувствовал еле уловимый аромат её духов. Чуть горьковатый, похожий на грейпфрут. По дороге они разговаривали о еде. Анна почти ничего не знала о городе и с любопытством слушала про местные рестораны. Она попросила остановить машину около дома с высоким белым забором, неприступном, как крепость.- Наверное, ты голоден, если с таким чувством говоришь об изысканных блюдах?
Макс утвердительно кивнул.
- В таком случае, я могу угостить ужином, - девушка спохватилась, - Я знаю, у вас не принято ходить в гости, но мне просто не хочется есть в одиночестве. Муж с братом в Европе, дом новый. Прислуги никакой. А знакомых здесь нет. Макс, не раздумывая, согласился, ему было интересно, что скрывают такие мощные стены. Машина заехала в подземный гараж. Очень просторный, автомобилей на десять. Из темноты вырывалось стеклянное свечение - роскошный, прозрачный лифт.
- Симпатичный дом! - сказал Макс, нажимая кнопку вызова.
- Да, дом мне сразу понравился. Но лифт из гаража, наверное слишком.
Макс вошёл в лифт и сел на мягкий кожаный диван.
- Я бы даже сказал, что роскошно+и очень удобно! - рассмеялся он.
- После тяжёлого дня не надо тащиться по лестнице, и попадаешь сразу в уют и романтику.Они оказались на первом этаже в белых и бежевых тонах, свернули за угол и очутились в громадной кухне, сверкающей белизной. Сразу было заметно, что здесь всё новое.
Анна открыла громадный холодильник:
- Выпьешь что-нибудь?
- Яблочный сок есть? - спросил Макс.Через минуту он сидел за высоким узким столиком, похожим на барный и осматривал большой бирюзовый бассейн за панорамными окнами, попивая сок из хрустального стакана.Анна на некоторое время исчезла из "королевской" кухни, а когда вернулась, Макса вновь бросило в жар: на ней теперь были короткие джинсовые шорты и топик сапфирового цвета.- Я кое-что приготовила. Русское блюдо, борщ называется, - сказала она, доставая из холодильника тяжёлую кастрюлю. И котлеты пожарю.
Полчаса Макс наблюдал за ней. О чём-то говорил, спрашивал, пробовал приготовленное, и чувствовал себя, как в кино. Нереальном и красивом. "Так много положительного в одном человеке не бывает. Наверное, есть отвратительные минусы, о которых лучше и не знать", - пронеслось в его голове.
Задерживаться и обременять своим присутствием Анну, Макс не хотел. Он придумал, что у него есть неотложные дела и перед тем, как обратно зайти в лифт, сказал, почти не задумываясь:- За чудесный вечер и фантастическую еду я просто обязан пригласить тебя в ресторан. В самый лучший. Согласна завтра?
Анна пожала плечами:- Да. Только запиши адрес, я скажу таксисту.
- Забыл, что ты без машины! Даже не верится, что такое бывает в наше время. Я заеду. В полседьмого.
Лифт открылся. Анна подошла к Максу очень близко, он вновь уловил запах её духов.
- Такой вопрос, Макс: что надеть? В смысле, как туда надо одеваться?
Макс пожал плечами:
- Считается, что этот ресторан модное место.Уже в машине Макс смог глубоко вздохнуть, и ему вернулась способность размышлять. Он, как ему показалось, вёл себя как безмозглый мальчишка, неуместно шутил и задавал тупые вопросы. Ещё и в ресторан пригласил, хотя знал Анну всего несколько часов. Может быть, она согласилась только из вежливости?
По дороге домой он вспоминал её лицо, вернее, старался вспомнить. Нет, он никогда не видел её в этой жизни. Или видел во сне. Или представлял себе идеал женщины именно такой, как Анна. Ровно в половину седьмого Анна вышла из дома. Макс непроизвольно вжался в сидение машины. Она была в чёрном коротком платье, на тонких шпильках. Вечерний макияж усиливал её и без того умопомрачительную красоту. Волосы блистали золотом. Рядом с ней Макс почувствовал себя уродливым кудрявым брюнетом, с угловатыми движениями.Вновь запахло грейпфрутом, но уже с еле уловимой сладостью.
Ресторан, который выбрал Макс, действительно был модным. Когда туда ...вошла Анна, многие вывернули себе шеи, чтобы получше разглядеть её. А на него, на звезду, почти не обратили внимания.В ресторане, в удобном кожаном кресле Макс немного расслабился. Анна находилась напротив, изучая меню. От её лица невозможно было оторвать взгляд. Но он смотрел на плечи, высокую грудь, руки, и не мог насмотреться. Она чувствовала это, поднимала глаза, и Макс старался непринуждённо улыбаться. Он вдруг захотел увидеть её без одежды: от этой мысли его сердце забилось быстрее. Или просто дотронуться ладонью до её щеки, коснуться кончиками пальцев её выразительных губ, вдохнуть аромат волос. Аппетит исчез. Макс с такой силой возжелал Анну, что готов был броситься на неё прямо в ресторане. Просто растерзать. Но затем Макс пришёл в себя и почувствовал, как его наполняет обожание и восторг, а после тяжёлая грусть, ведь она была замужем.Его поражала одна особенность Анны. Она не кокетничала, не играла, не "строила глазки". В ней не было ничего искусственного или надуманного. Девушка вела себя так естественно, будто бы напротив неё сидел не привлекательный, талантливый мужчина, а подруга, или старый знакомый. Это подкупало, но ещё больше - заводило.Макс знал, что значит "прекрасное" и "превосходное". Будь то здоровье или шикарная вещь, отличное настроение - всё воспринимается, как данность, пока не начинаешь терять. А он растворялся ...
рядом с этой восхитительной женщиной, красивой, обладающей редким умом. Ему было так хорошо, что он забывал обо всём, иногда убеждая себя, что на самом деле так не бывает.Они болтали несколько часов подряд. Хотя говорил больше он, а она слушала. Анна была немногословной, но каждое слово имело смысл, ничего лишнего, только суть.
Пять часов пролетело словно полчаса. Мысль о расставании неприятно кольнула куда-то под рёбра. И вот он опять оказался перед белым забором её дома.Анна была совершенно спокойна. Она по-дружески коснулась щекой его щеки и сказала, что вечер удался. Это прикосновение вновь всколыхнуло все чувства - страсть, желание, отчаяние, даже злость. Но её скромность и интеллигентность сдержали его, он пожелал спокойной ночи, и, вернувшись в машину, поскорее надавил на газ.Он узнал, что у Анны пока нет детей, что она всего на два года старше и ей тридцать, но выглядит она на двадцать пять. Она собиралась на Фиджи и должна была провести там одна четыре дня, пока её муж не присоединится к ней. Макс знал остров, даже отель и название самой шикарной виллы, в которой Анна остановится. Её образ ускользал и таял. Ещё неделя, и она покинет штаты.И эта неделя показалась ему пыткой. Он старался выкинуть Анну из головы. За день уставал так, что дома валился без сил на кровать. Но и во сне она находила его. Ему снились поцелуи, крепкие объятия, неистовый секс. Макс видел девушку, словно живую, гладил её нежную кожу, сжимал в ладонях упругую грудь, погружался пальцем в её тёплое, скользкое влагалище. Овладевал ей во всех известных позах и просыпался, так и не испытав оргазм, с мощной эрекцией и частым дыханием. Ему не хотелось секса ни с кем, только с ней. И чтобы окончательно не сойти с ума, Макс доводил сам себя до пика удовольствия. А потом сжимался на кровати в комок и чувствовал чуть ли не физическую боль от разлуки, от того, что не может быть рядом+
Когда Макс, наконец, признался самому себе, что влюбился в Анну, по его телу словно прокатился электрический заряд. Его грудь стало распирать от этого болезненного чувства, и он к своему стыду почувствовал, что готов разрыдаться.

Запись нового альбома не клеилась. Голос подводил. Давид, его продюсер и автор песен, почувствовав неладное, завёл с ним серьёзный разговор.
- Что происходит, Макс? На тебе нет лица, обычно ты брызжешь оптимизмом, шутишь по поводу и без. Я тебя просто узнать не могу.
- Всё в норме.
- Нет, не в норме. Мы теряем время, а ты даже сосредоточиться не можешь. И меня не слушаешь. Так мы далеко не уйдём.
- Я совершил большую глупость, - признался Макс.
- Что-то криминальное? - серьёзно спросил Давид.
Макс угрюмо усмехнулся:
- Лучше бы криминальное+ Нет, я+не знаю, как правильней объяснить+
- Говори, как есть! - воскликнул Давид, всплеснув руками.
- Я влюбился, видимо, по-настоящему.
- Этому надо радоваться! - облегчённо вздохнул Давид.
- Да, если этот человек подходит+
- Ты влюбился в мужчину?
Макс рассмеялся:
- Нет, в мужчину было бы хуже всего. К счастью в женщину!
- Слава Богу! - громко произнёс Давид.
- Но она замужем.
- Опа! Это хуже. А она?
- Её имя Анна, - сказал Макс и закрыл глаза руками.
- Ты сумасшедший. У неё муж ревнивец. Я видел их вместе. Он её обожает, готов с ложки кормить. Возможно, любит, но ведь она ещё и талантлива. И её талант приносит много денег.
- При чём тут деньги?
Не отвечая на вопрос, Давид спросил:
- Когда ты успел влюбиться?
- Мы два раза ужинали. Просто ужинали, разговаривали, ничего больше.
- Скажи ей, тебе станет легче, - посоветовал Давид, - Пусть знает, в любом случае, ты ничего не потеряешь.
- Не могу.
- Это ещё почему?
- Она улетела на острова. Фиджи.
- Далековато.
- Она там одна.
- А семья?
- Семья присоединится через четыре дня. Она улетела сегодня.Давид молчал минуты две. Затем внимательно посмотрел на растрёпанные кудрявые волосы Макса, на его потухший взгляд, сжатые губы, и сказал:
- Лети к ней, признайся. И возвращайся работать в полную силу.Сборы, долгий перелёт и всё остальное заняли немало времени. Но Макс нашёл Анну быстро. Она стояла по пояс в океане, и, опустив голову, смотрела в воду. Солнце только что скрылось, и на острове стремительно темнело. Не раздумывая, он в длинных шортах и майке приблизился к ней и положил руки на изящную талию. Анна вскрикнула и резко обернулась, поднимая в воздух брызги. Увидев Макса, она отпрянула назад.- Как ты здесь оказался?
- Прилетел на самолёте, - улыбнулся он, вдыхая влажный запах океана.
- Ты приехал один?
- Да.
- Удивительно, - пробормотала девушка. Макс оглядывал её бикини и поражался совершенству.
- Ничего удивительного. Мне нужно поговорить с тобой, - чуть нервничая, произнёс он.
- Конечно, - неуверенно сказала Анна, - Надо выйти из воды, скоро стемнеет.Они зашли на виллу, и девушка отправилась в душ, а он, готовился произнести слова, которые застряли где-то в желудке.
- Я закажу еду в номер, - сказала она, представая перед Максом в тонком коротком халате. Она остановилась у окна и посмотрела на шумный океан:
- Здесь, как в раю.
Макс встал рядом:
- Почти.
Он взял Анну за запястье и силой притянул к себе. Она только ахнула и непонимающе посмотрела на него огромными медовыми глазами.
- Неужели ты ничего не видишь и не понимаешь? - спросил он, теряя голос.
- Что-то произошло? - спросила Анна с тревогой.
- Произошло, - эхом ответил Макс, прижимая её тело к своему.
- Что, что ты делаешь? - воскликнула девушка, пытаясь освободиться.
- Я люблю тебя, - сказал он, - Не вырывайся. Я держу крепко.
- Но это неправильно, я замужем! - вскричала она.
- Знаю. Я приехал только сказать тебе об этом. Решил, что ты должна знать, иначе я сойду с ума, сгорю.
Анна почувствовала, как он дрожит, как отрывисто и часто дышит. Она расслабилась и вздохнула:
- Тебе стало лучше, после того, как ты сказал мне об этом?
- Нет, - возразил Макс. Разреши мне поцеловать тебя+
Анна уже хотела возразить, но он не дал ей высказаться.
- Всего один поцелуй. Я прошу. Дай мне поцеловать так, как я люблю тебя.
Девушка колебалась и молчала. Тогда, не дожидаясь ответа, он обвил одной рукой её тело, а другой, придерживая голову, осторожно взял за мокрые волосы. Закрыв глаза, нашёл её рот и проник туда языком, запечатывая поцелуй губами. Сначала Анна подалась назад,... но он, как и обещал, держал крепко. Дыхания слились, тела слиплись. Она стала отвечать на поцелуй. А Макс боялся оторваться, словно задохнётся без её губ. Его сердце застучало в голове, тело гудело от бурлящей крови, ноги стали ватными, а кожа начала гореть. Руки самопроизвольно стали ласкать её спину, шею. Ничего подобного он не испытывал раньше, этот поцелуй доставлял больше наслаждения, чем весь секс, который у него был. Он покусывал её губы, сосал язык, проникал своим языком в приоткрытый рот, но не останавливался. Пока Анна, собрав все силы, со стоном не оторвалась от него:- Хватит, иначе я потеряю сознание! - охрипшим голосом сказала она.
- Значит, ты чувствуешь то же самое, что и я? - спросил Макс с надеждой.
- Зачем тебе знать это? Ты обещал+
- Просто ответь, Анна. Я умоляю, - он вновь сделал шаг в её сторону.
- Ко мне никто не притрагивался, кроме моего мужа. Понимаешь? - спросила она в отчаянии.
Макс покачал головой:
- Я знаю, что ты говоришь правду. Ты самая удивительная женщина, из всех, кого я встречал. Обладая такой красотой, никого не подпускать к себе+ это достойно уважения. Пересиливая себя, он коснулся рукой её щеки и вновь почувствовал дрожь в теле:
- Я всё понимаю. Сказок не бывает. Жаль, что мы не встретились раньше. Сейчас я жалею, что вызвался везти тебя домой+ Что ж, возможно, в другой жизни+
Он направился к выходу, но уйти не смог. Он машинально развернулся, схватил её в охапку, быстро отнёс в одну из спален, и упал вместе с ней на большую широкую кровать.
- Нет, Макс, не надо! - закричала Анна, отчаянно вырываясь.
Он придавил девушку всем телом, завёл её руки за голову и припечатал ладонью к кровати.
- Скажи мне правду, Анна. Я знаю, что ты испытываешь то же самое, что и я. Признайся, - настойчиво произнёс он, начиная покрывать поцелуями её лицо и шею. Свободной рукой он потянул в сторону пояс на халате, и его взору открылось ослепительно красивое тело. Макс впился губами в грудь девушки. Она застонала, оставляя попытки освободиться. Его член дико пульсировал и больно ныл от нетерпения. Макс раздвинул ногами бёдра Анны и, надавив всем телом, вошёл. Ему показалось, что он взлетел от наслаждения, из груди вырвался громкий хриплый стон. Раз, два, три, четыре удара вглубь, и он, закричав, излил в неё всё, что так долго копилось внутри.- Прости меня, - прошептал Макс, осыпая Анну поцелуями. Девушка смотрела на него, не отрываясь. В её взгляде не было ненависти или осуждения:
- Я и не знала, что можно почувствовать так, как это было сейчас. И это было прекрасно. Но+
- Что? - с тревогой в голосе спросил Макс.
- Так нельзя. Это обман, - уверенно сказала она.
- Я думал, это - любовь, - вздохнул Макс, касаясь губами её лба.
- Скорее похоть. Никуда от природы не денешься, - холодно ответила Анна. Она выскользнула из-под Макса и, укутываясь в халат, вышла из спальни.
Макс ничего не ответил. Через минуту он уже крепко спал. Но эти слова задели его.Макс проснулся, когда уже во всю светило солнце. Кондиционер работал на полную мощность, но он был бережно укрыт тёплым одеялом. Под головой лежала подушка. А рядом, на другой подушке, лежал вдвое сложенный лист бумаги. Он взял его, и, предчувствуя что-то безрадостное, прочёл: " Макс, я вынуждена уехать отсюда. Причина скорее во мне, чем в тебе. Я сама виновата во всём, и то, что произошло прошлым вечером - всё по моей вине. Мужчина и женщина не могут быть друзьями, если они не откровенные уроды, если у них всё в порядке с либидо, если их что-то связывает, то когда-нибудь появится сексуальное желание. Просто я не заметила этого вовремя, и ты очень тщательно скрывал свои намерения. Не ты первый говорил мне о любви. Но поверь, за три вечера полюбить нельзя. Просто невозможно. Эта мнимая влюблённость обязательно пройдёт. Я желаю тебе всего самого лучшего. И, конечно же, счастья" Дальше была приписка: "Не ищи меня. Я не хочу тебя больше видеть. Никогда".Макс откинул душное одеяло. Прочёл ещё раз. Скомкал лист и бросил в угол. Ему вновь стало невыносимо больно. В душу упал холодный, тяжёлый камень, мешая нормально дышать.
Он кое-как умылся, поспешно умылся и пошёл справляться у отельных работников об Анне. Она действительно покинула остров, но куда отправилась, никто не знал. Вернее, все молчали, как рыбы. Макс предлагал деньги, чуть ли не умолял, но никакой информации не получил.
Он провёл на острове ещё два дня. К вечеру напивался до невменяемого состояния, с утра рассматривал океанских рыбок, заливая слезами маску. По крайней мере, никто не видел его слёз. Он ненавидел себя, за слабость, за несдержанность. И сам себе удивлялся, как он мог потерять голову и изнасиловать ту, которую стал почти боготворить+

Прошло два месяца. Самых долгих месяца в жизни Макса. Самых чёрных и тяжёлых. Он почти перестал спать, есть, радоваться жизни. Меняя машины, он часто проезжал мимо её белоснежного жилища, но, похоже, Анна здесь не жила, или продала этот дом.
Похоже, её догадки о проходящей влюблённости и похоти не оправдались. Ему уже было плевать на секс - хотелось только одного, быть рядом, видеть, слышать, исполнять любые просьбы. Даже этого было бы достаточно. Но она бесследно исчезла. Давид, зная и видя его мучения, посоветовал ему нанять детектива:- Это, наверное, неблагородно, выискивать кого-то. Но я не хочу, чтобы ты окончательно загнулся. Видимо, ты любишь её по-настоящему. И просто так забыть не сможешь. Если из новой встречи ничего не выйдет, надо будет сходить к психологу. Я за тебя переживаю.Детектив нашёл Анну за один рабочий день, ведь она была знаменитостью. К тому же по-прежнему жила в Лос-Анджелесе, но по другому адресу. Ещё через неделю он выяснил, где она обедает, где гуляет, и даже в какое время выключает свет в спальне, чтобы лечь спать.
Осталось только выбрать подходящее место и время.Макс встретил её в супермаркете. Она приехала с водителем и медленно прохаживалась с огромной тележкой между бесконечных рядов со всякой всячиной. Одеваться она умела для любого случая. На ней были простые синие джинсы, тёмно-зелёная кофта с капюшоном, чёрная бейсболка без надписей и тёмные очки. Ничего типичнее и незаметнее не придумаешь.
- Анна, - тихо произнёс он, догоняя девушку.Она повернулась в его сторону и побледнела:
- Привет, Макс. Покупаешь продукты?
Макс, не в силах сдержать волнения, воскликнул:
- Нет, конечно. Я хочу поговорить.
- Для чего ты преследуешь меня?! - непонимающе, чуть ли не прокричала она.
- Послушай+ - начал Макс.
- Я же просила тебя+
- Мы можем просто поговорить?
- Хорошо, говори, Макс, у меня мало времени.
Понимая, что ни на что другое Анна не согласится, Макс провёл руками по волосам, глубоко вздохнул и негромко произнёс:- Я без тебя просто погибаю. Страшно соскучился. Думал, пройдёт, но становится только хуже. Это сильнее моей воли, противлюсь разумом, а душа не успокаивается. Прости меня за всё. Подскажи, что мне делать? Ведь я только о тебе и думаю, а ведь мне надо как-то жить.
Анна побледнела ещё сильнее - мимо ходили люди и пялились все, кому не лень. Всё-таки Макс был не простым мужчиной, его узнавали. А это могло быть опасным, не только для него, но и для неё.Анна накупила кучу продуктов и всякой всячины для дома, отправила водителя домой. А они зашли за угол супермаркета. Там не было машин, и стояла маленькая скамейка, обращённая в сторону ухоженной лужайки.
Макс сел рядом с Анной, касаясь плечом её плеча. Повторялось то же самое: его кровь начинала просто бурлить, в голове гудело.
Немного помолчав, Анна пристально посмотрела на Макса, сняв очки. Затем опустила голову, стянула бейсболку и закрыла ею лицо. Чуть позже он понял, что она плачет.- Что не так, Анна? Сейчас-то я чем обидел тебя? - он сначала осторожно коснулся её волос, а затем ...прижал к груди, успокаивая, - Ради бога, скажи, что случилось?- Я думала, что уже никогда не увижу тебя+сама просила тебя об этом и сама ждала ещё одной встречи. Идиотка.
Макс захлебнулся воздухом. Он готов был услышать всё, что угодно, но только не это. Согласиться с её безразличием, услышать желчные слова полные ненависти - да. Останавливать себя не было смысла. Макс прошептал:
- Только не плачь. Я люблю тебя. Боюсь, что если начну целовать тебя здесь, то уже не остановлюсь.
Анна успокоилась. Он посмотрел в её золотые глаза. Её губы притягивали к себе, как магнит. Макс задрожал от желания. Сопротивляться этому чувству было невозможно. Он положил девушку спиной к себе на колени и начал целовать, погружаясь в полное блаженство.
Пересиливая себя, он приподнял её, встал со скамейки и, глядя на неё затуманенным взглядом, спросил:- Тогда ответь. Что ты чувствуешь?
Анна тоже встала:
- Я чувствую любовь. Как бы я не боролась и не прогоняла её. Мне удавалось сделать это на несколько часов, дней. Но потом она наступала, атаковала ещё сильнее. Это слишком больно. С ней бесполезно бороться. Но есть чувства, а есть жизнь. Мой муж будет в ярости, он меня просто придушит.- Я никому тебя не отдам и не позволю даже касаться, - мягко сказал Макс. Но Анна покачал головой:
- Ты не понимаешь, Макс. Он не шутит такими вещами.
- Понимаю его. Но убить из ревности или измены я бы не смог. Потому что слишком люблю.
Он притянул Анну к себе и вновь стал целовать, чуть ли не с яростью, как одержимый.
- Прекрати, - взмолилась Анна, - Это похоже на издевательство. Ведь хочется большего.
- Нас арестуют, если заметят. Но до укромного местечка я не дотяну, - прошептал Макс.Всё же, прилагая неимоверные усилия, Макс доехал до ближайшего мотеля. Анна сняла номер, и они оказались наедине в полумраке. Как только за ними закрылась дверь, Макс крепко обнял девушку, бесконечно повторяя слова любви. На этот раз он не применял силу, не был напористым. Анна увлекла его в джакуззи, и они, как подростки долго и жадно целовались в бурлящей воде. Губами изучали каждый сантиметр друг друга, почему-то оставляя остальное на потом.Макс не верил в то счастье, которое так неожиданно обрушилось на него. Уже на мотельной кровати, он опустился между её ног, развёл стройные бёдра в сторону и припал ртом к нежному клитору. Макс столько раз представлял себе это, что и сейчас ему казалось, что он просто грезит. Анну потряс оргазм меньше чем через минуту, затем второй. Она потянула его за плечи вверх. Макс слился с ней воедино. Первый раз он кончил очень быстро, а вот второй был намного длиннее. Макс старался растянуть это неземное блаженство, медленно входил в неё до самого основания и полностью выходил, чтобы насладиться теплотой и мягкостью её узкого нутра.
С Анной он понял, что может быть совершенно неутомимым. Уверенность в том, что это - его женщина, была такой же ясной, как день и ночь. Расставание было совершенно немыслимым. Такого он бы больше не перенёс.
Они встречались тайно ещё раз. В этот второй раз он положил ей в руку кольцо со сверкающим бриллиантом.
Увидев кольцо, Анна возразила:
- Я ведь замужем, Макс!
- Не представляю своей жизни без тебя. Ты будешь моей женой, а не чьей-то ещё.
- Но+
Макс закивал головой:
- Разводись, я подожду. Можешь не надевать, просто возьми.
- Может быть, мы сошли с ума? - сомневаясь, спросила девушка.
Макс не отвечая, приподнял её свободное платье. Прижал к стене, сдвинул в сторону трусики и резко вошёл, покусывая грудь под тканью.
- Я люблю, - сказал он, делая толчок.
- И я, - ахнула Анна.
- Будешь моей? - спросил он, всё быстрее двигаясь в ней.
- Да, - простонала она.
Он развил бешеный темп, словно пытался пронзить её насквозь. Девушка чуть не упала.
- Макс, как жить с певцом?
- Я буду примерным. Мне никто кроме тебя не нужен. Я никого не вижу, - ответил он. Закрыв её губы поцелуем, он стал изливать в неё сперму. Анна закричала+Развод был долгим, выматывающим. Макс словно вырвал её из тисков, и когда это случилось, Анна сразу же надела подаренное им кольцо.
Эти люди до сих пор вместе, женаты и очень счастливы.
Как вам рассказ И так бывает.?
Прочитано 4 069 раз

Добавь комментарий без регистрации

Ваш e-mail не будет опубликован.