ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
Сразу хочу сказать любителям чистой эротики и правильного секса, вознамерившимся читать эту историю: до свидания. Здесь вы можете найти такое, что вам вряд-ли понравится — вещица вышла неожиданно бойкая. В ней собраны понемногу почти все мыслимые направления сексуальной фантазии — за исключением, пожалуй, некрофилии (Но это — уже совсем другая история J ). Остальные же пусть знают, что несмотря на обилие литературных деталей и шокирующих «жизненных подробностей», данный рассказ является всего лишь некоей условностью, фикцией, наполненной всевозможными фантазмами, почерпнутыми мною отчасти из собственной головы, отчасти из англоязычных «произведений» подобного рода. Не стоит поэтому придираться к мелочам и выискивать несоответствия с реальностью в событиях и поведении персонажей. Девушки Насти на самом деле не существует (а если таковая где-нибудь и есть, то мне о ней ничего не известно). Имя взято мной скорее из-за сходства с английским словом NASTY (противный, отвратительный). Простите за цинизм. И приятного вам времяпрепровождения J.
P.S. Критика в адрес автора или действущих лиц истории не принимается. За последствия любых попыток подражания персонажам истории в их действиях автор никакой ответственности не несет 🙂
ЧАСТЬ 1. ЛЮБОПЫТСТВО
В нашей жизни всегда есть место подвигу. Это Настя поняла довольно рано. Еще в детстве она прочла книжку «Как закалялась сталь» и тогда ее поразило, на какие муки готов пойти человек по собственному желанию. Но она никогда не думала, что в будущем это будет касаться и ее самой.
В том году в городе N открылся первый секс-шоп. Для народа это было чем-то новым из западной жизни. Анастасия тогда готовилась к своей первой летней сессии в институте — забавная пора, когда занятия уже окончились, а экзамены еще и не думали начинаться — до первого было еще полторы недели. Родители Насти на полмесяца уехали в другой город, поэтому она со своей одногрупницей, Таней, взяв по учебнику и подстилке, каждое утро отправлялись на пляж, чтобы позагорать и, если получится, поучиться. Учиться обычно не получалось, но это их мало смущало — времени было еще много. В этот день их путь проходил как раз мимо этого магазина, и подруги решили туда зайти.
На витринах магазина, как и положено, присутствовали всевозможные заменители человеческих половых органов, сексуальное белье и обувь, плакаты и открытки откровенного содержания. У Татьяны все это вызывало то улыбку, то откровенный смех; Настя же думала совсем о другом. В то время у нее еще не было парня, о сексе она знала только по нескольким порнофильмам из видеотеки да по рассказам более опытных подруг. Она завидовала им, завидовала той же Тане с ее независимостью и умением общаться с парнями. Они же в ответ подтрунивали над нею, по праву считая ее еще ребенком в подобных делах. Она любила смотреть на красиво одетых подруг, представляя себя на их месте, мысленно одевалась как они, говорила как они. Как и все девченки, в детстве подолгу вертелась перед зеркалом в больших еще для нее маминых платьях и туфлях, представляя себя взрослой и привлекательной. Она и была привлекательной — красивое овальное лицо, русые волосы, которые она иногда заплетала в короткую косичку, выразительные глаза, чувственный рот со спелыми губками. И фигура у нее была неплохая. Только сама она этого не понимала, считала себя гадким утенком. И в реальной жизни была скромной и замкнутой девушкой. Но теперь она чувствовала нечто гораздо более сильное. Она не могла понять, что удерживает ее в этом магазине, но ясно ощущала для себя привлекательность этого места. И когда они покидали лавку, у нее было такое чувство, словно тут осталась навсегда какая-то часть ее самой.
На следующий день Таня позвонила ей и сообщила, что сегодня занята и на пляж не пойдет. Ничего не поделаешь, Настя собрала вещи и пошла сама. На этот раз она намеренно выбрала тот путь, что вел мимо секс-лавки. Непреодолимое желание затянуло ее внутрь заведения. Снова тот же полумрак, спертый воздух со специфическими ароматами. Продавец спросил ее, не хотела бы она что-нибудь приобрести. Она ответила, что не знает. Тогда продавец посмотрел на нее недоверчиво и спросил, совершеннолетняя ли она. Ее этот вопрос настолько задел, что она в запале заявила:»Еще бы!». Продавец сказал, что у него есть для нее нечто особенное. «Это из новых поступлений: Только для совершеннолетних, так что…» Настя решила, что он ей не доверяет, поэтому сказала спокойно, словно каждый день тут что-нибудь покупала:»Давайте, заворачивайте:». Продавец назвал сумму — это было на удивление недорого, и такие деньги у Насти нашлись. Схватив покупки, девушка пулей вылетела на улицу, провожаемая многозначительной ухмылкой продавца.
Естественно, что ни накакой пляж она уже не пошла, а вернулась домой с горящими щеками и одной мыслью в голове:»Какая же я дура все-таки». Дома она забросила пакет с покупками далеко в угол, и целый день о нем ни вспоминала. Только к вечеру любопытство разобрало ее, и она вскрыла упаковку. В первой коробке оказались черные кружевные трусики, пара тонких темно-корчневых нейлоновых чулок и черный поясок к ним. Настя до этого не носила ничего подобного, ей захотелось это примерить. У нее в голове промелькнула мысль, не стоит ли вернуть все это в магазин, но она убедила себя, что это будет выглядеть очень глупо. Итак, надев трусики и поясок, она натянула чулок сначала на одну, а затем и на вторую ногу, подцепила их к пояску, и в таком виде прошлась перед зеркалом. Это было довольно странно, но она себе в таком виде понравилась. Проведя рукой по обтянутой чулком правой голени, она ощутила кроме упругой шелковистости нейлона еще что-то, чему она не смогла подобрать название. Со вновь раскрасневшимися щеками она стала распаковывать вторую коробку. В ней оказалась пара импортных туфель на высоком каблуке. Нет, даже не на высоком — на высоченном. Изящные полностью черные лакированные туфельки (за исключением ярко-красных стелек из мягкой и ароматной кожи) опирались на шпильку длиной 6 дюймов (так было написано на упаковке). Прикинув в уме, Настя решила, что это что-то около 15-ти сантиметров. Самые высокие каблуки, которые она когда либо носила, не достигали и четверти этой высоты. Она вдруг испугалась, что наугад выбрала не свой размер. Она попыталась найти на упаковке цифру вроде 37 (ее собственный), но размер на упаковке был необычным, из одной цифры. Тогда она сделала самую естественную в создавшейся ситуации вещь — просто примерила одну туфлю. Ее ступня с легкостью проскользнула внутрь, пальцы удобно устроились в остром носке, задник мягко, но уверенно зафиксировал пятку — туфля подошла! Носки туфель были довольно глубокими, так что из под кожаного обреза выглядывали только края щелей между пальцами ноги, смутно различимые в дымке, создаваемой блестящим нейлоном. На заднике туфли Настя обнаружила плотную петлю, назначение которой ей было сперва непонятно. Поискав в коробке, она нашла еще два кожаных ремешка, каждый шииной в три настиных пальца, с хитроумными застежками. А-а, поняла Настя, эти ремешки нужно продеть в петельки и застегнуть над лодыжками. Проделать это оказалось парой пустяков. Надев вторую туфлю, Настя прислушалась к своим ощущениям — непонятное чувство усилилось.
Настя встала и, пошатываясь, снова прошлась перед зеркалом. У нее были стройные ноги, а сочетание нейлона и выоких каблуков сделало их божественными. Широкие ремешки, обтягивающие щиколотки наподобие браслетов и поблескивающие металлом застежек, придавали картине особый шарм. Ходьба на таких высоких каблуках сопровождалась тихим цоканьем, отдаленно напоминавшим цокот лошадиных копыт по мостовой. Девушка улыбнулась подобной анологии.
Налюбовавшись вдоволь видом своих ног, она принялаь открывать третью коробку. Вот в ней то как раз и были самые непонятные предметы. Во-первых, бюстгалтер. Черный, плотный, с острыми металическими шипами на месте сосков, с застежкой спереди. Вместо обычных шлеек на плечах, бюстгалтер имел что-то наподобие ошейника с похожими шипами по всей длине и застежкой, к которому сходилось по две шлеи спереди, от грудей, и сзади. Аналогию с ошейником усиливало наличие на задней стороне этого обруча массивного кольца, словно предназначенного для поводка. Такого Настя не видела даже в тех немногих порнофильмах, которые ей довелось посмотреть. Но несмотря на это, вещь возбуждала ее — да, именно возбуждала, теперь она точно знала, как описать свои ощущения. Сняв с себя блузку и лифчик, Настя пропустила руки под плечевыми поворозками, и, сомкнув твердые чашки на груди, защелкнула хитроумную застежку. Ее спелые груди утонули в отведенных им углубленияж, и Настя почувствовала, как каждый из сосков плотно обхватило что-то холодное и острое. Несмотря на мимолетное чувство страха, возбуждение девушки лишь еще больше возросло. Она прикоснулась к металлическим шипам на вершине каждой из полусфер — холодный металл передал вибрацию от ее прикосновения соскам, и те сладостно заныли.
Настя почувствовала, что у нее стало влажно между ногами, дыхание участилось и стало глубже. Проведя руками по взмокревшим трусикам, она почувствовала на пальцах нечто липкое, тягучее. Вместе с тем ощущение
прикосновения в этом месте всколыхнуло в ней волну томительного предвкушения чего-то невероятно приятного.
Настя лихорадочно развернула последний сверток из третьей коробки. В нем оказался длинный, около 20-ти сантиметров, черный предмет, трех-четырех сантиметров в диаметре. Он блестел, и, вероятно, был сделан из какой-то упругой пластмассы, потому что довольно легко гнулся и сдавливался. Он состоял из двух частей — одна, потоньше, была вставлена наподобие пробки в другую, которая была чем-то вроде эластичной толстостенной трубки с ребристыми стенками и продольными складками. Вместе с этим предметом в свертке была инструкция. Язык был сложен для понимания, но поясняющие рисунки довольно откровенно поясняли, каково его назначение. Настя не могла поверить своим глазам — неужели это нужно засунуть в задницу!? От мысли об этом у нее еще болше взмокло между ног, лицо окунулось в жар а дыхание стало таким глубоким, словно ей не хватало воздуха. Она уже забыла, что одета подобно самой грязной шлюхе из тех, о которых ей доводилось слышать, о том, что груди ее заточены в возбуждающем капкане, шея — в ошейнике, а ноги — в туфельках-кандалах на самых высоких каблуках, что она знала за свою жизнь. Теперь ее беспокоила только одна мысль — зачем и как? Приподнявшись с кровати на негнущихся от волнения ногах она прошла в ванную, цокая каблучками. Там в аптечке нашла коробочку с вазелином, о котором было сказано в инструкции. Это было, словно наваждение, и Настя уже не могла себя контролировать. Вязкое масло покрывало предмет неровным скользко-липким слоем. Когда с этим было покончено, Настя вернулась в свою комнату, и, став перед зеркалом, чтобы лучше видеть, сняла трусики и начала.
Сперва ей было неприятно, даже немножко больно, но затем пошло легче, ребристые края предмета заскользили внутрь, и вот уже весь предмет оказался внутри нее. Снаружи остался только ограничитель — воронкообразное утолщение на одном из концов предмета, в центр которого была вставлена внутренняя «пробка». Она глянула на себя в зеркало — раскрасневшееся лицо, растрепанные светло-русые волосы до плеч, ноги в чулках и на каблуках не смыкаются из-за появившегося меж ними лишнего предмета. В заднем проходе — искусственный член. Какая стыдоба, боже мой, подумала Настя. Почувствовав, что по правой ноге медленно стекает что-то теплое, она поймала рукой каплю и провела рукой вверх, по мокрому следу. Добравшись рукой до щели спереди между ног, Таня ощутила дикую волну сладострастия, сопровождавшую каждое движении ее руки в том месте. Вторая рука непроизвольно потянулась к грудям, чтобы повторить то сладостное томящее ощущение в сосках. И тут ее настиг оргазм — дикий, неистовый, от которого ее согнуло пополам, ноги сразу сделались ватными. Не успев ухватиться рукой за что-нибудь устойчивое поблизости от себя, Настя с полузакрытыми от неги глазами зашаталась на дрожащих ногах и рухнула на пол. Оргазм продолжался целую вечность. Девушка лихорадочно массировала одной рукой клитор, а другой — то, что еще недавно было ее сосками, а теперь стало двумя стальными жалами на плотной поверхности бюстгалтера. Упругий нейлон чулков скользил по лакированному паркету, а носки и каблуки туфель бились об ножки стоящего рядом кресла в хаотичном ритме, в котором вздрагивали стройные ноги Насти. А сзади, между порозовевшими ягодицами, в такт конвульсиям ее экстаза, натужно сокращался задний проход вокруг инородного тела. В какой-то момент в предмете произошел щелчок, от которого распирающее давление сзади между ног усилилось, но это лишь подстегнуло Настин оргазм, который с новыми силами навалился на нее, покрыв невыносимо приятной, мягкой и оглушающей мглой опустошения…
ЧАСТЬ 2. ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ
…Ее пытали, за ней гнались уродливые чудовища, покрытые слизью и плесенью, она убегала от них о узким извилистым темным ходам, наполненным зловонием и грязью, отвратительно чавкающей под ногами. Она спотыкалась, падала в эту грязь, вновь подымалась и бежала дальше, с ног до головы перемазанная в этой дурно пахнущей жиже. От мучительного бега ноги невыносимо ныли, особенно ступни. А за спину и руки ее уже хватали скользкие когтистые пальцы, оставляя на теле глубокие болезненные раны…
Внезапно она проснулась от трели телефонного звонка. Первым, что она увидела, была люстра под потолком ее комнаты. Ее ступни и груди ныли, сзади пониже спины ссаднило. Она попыталась подняться, но что-то не давало пяткам упереться в пол. Она приподнялась на локтях и только тут увидела, что лежит на полу в своей комнате, одетая в чулки, туфли и бюстгалтер. Именно высокие каблуки туфель и мешали ей подобрать по себя ноги. Она перевернулась на бок и хотела сесть, но тупая боль между ягодицами остановила ее. Она провела там рукой и нащупала упругое основание пластикового «инструмента». Теперь она вспомнила все. Да, она довела себя до первого в ее жизни настоящего оргазма, и после этого уснула. Уснула во всем том, что на себя нацепила — чулках, туфлях, бюстгалтере с «ошейником» — и, что еще ужаснее, с тем, что в себя вставила. При этой мысли ее начало тошнить, и она с силой подавила этот позыв. Телефон меж тем прекратил звонить. «Я грязная шлюха,»-подумала Настя.-«Нет, даже не шлюха, а ненормальная, идиотка. Ни один нормальный человек не додумался бы до такого.» Кое-как поднявшись на ноги — боль в ступнях при этом ощутимо усилилась — Настя подошла к дивану и села. Села полубоком, опершись на левый локоть, потому что прямо сидеть она теперь не могла — мешал «инструмент» внутри нее. Первым ее порывом было снять с себя все это, выбросить, а затем помыться под душем и забыть навсегда об этом дурацком происшествии. Она начала с туфель. Чтобы снять их, нужно было расстегнуть маленькие замочки на ремешках, охватывавших ее лодыжки. Но не тут то было — замочки не поддавались. Тогда Настя ухватила свою правую ногу за каблук туфли и, как смогла, подтянула ее к себе, чтобы рассмотреть, что же там случилось. И только тут она заметила на защелке маленькое отверстие. Замочная скважина! Ей нужен был ключ, чтобы избавиться от злосчастной обуви. Она доковыляла до вскрытых упаковок, стала перетряхивать их в поисках ключа или чего-то, хоть отдаленно напоминавшего ключ. Ничего. Только бумага и картон. От страха у Насти засосало под ложечкой. Ей было знакомо подобное ощущение, когда она в первом классе потеряла ключи от дома, и не знала как попасть домой. Но только теперь ситуация была несколько хуже. Безучастно глядя на свои стройные ноги, девушка непроизвольно провела рукой по груди и ощутила все ту же прохладную сталь и все то же томительное давление на соски. Но теперь это ее испугало. Она попыталась снять с себя этот проклятый бюстгалтер, но тут ее ждала та же проблема — те застежка, которая соединяла между собой чашечки для грудей, теперь не хотела открываться. Теперь Таня уже различала и на ней маленькую дырочку для ключа. То же было и с «ошейником». «та-ак, приехали,»-подумала Настя.-«Душ откладывается.» Подумала и сама удивилась, откуда у нее взялись силы для черного юмора. «А впрочем,»-решила она,-«все это можно разрезать и снять по частям. Займусь этим позже: главное — решить основную проблему». Распирание в заднем проходе не давало ей покоя, и она осторожно, держась за стены, пошла в ванную, чтобы избавиться от этой идиотской штуковины. Вот тут ее ждало самое ужасное потрясение — «инструпент» не вынимался! То есть он засел там как влитой и не хотел даже шевелиться. Пока Настя, сидя на краю ванной и постанывая, пыталась извлечь из себя эту пластмассовую гадость, ее разобрало во второй раз. Все тело свела томная судорога, глаза заволокло пеленой, сквозь которую она наблюдала, как ее ноги беспорядочно скользят каблуками по кафельному полу. Анус вокруг «штуковины» болезненно сжимался, что доставляло Насте несказанное удовольствие. В конце концов она едва не упала внутрь ванной, рискуя свернуть себе шею. Когда экстаз отошел, девушка принялась осторожно ощупывать пластикового «мучителя». Нащупав по краю наружной части металлическую пластинку с дырочкой посередине, Настя поняла, что попалась всерьез. При этом все у нее внутри оборвалось — что теперь будет с ней, правильной девочкой, прилежной студенткой, любимой дочерью… Какое позорище! Нет, это невозможно… Но это уже случилось. И случилось именно с ней. Таня на-четвереньках добралась до кухни, взяла со стола нож, и принялась резать тесемки, удерживающие бюстгалтер — те не поддавались. Она затупила нож о петли и ремешки, которыми, как кандалами, она была прикована к туфлям. Тот же результат. Очевидно, что материал, из которого были изготовлены эти вещи, был практически неповреждаем. Возможно, это было нечто вроде кевлара, из которого теперь делают бронежилеты. Она попыталась открыть замки при помощи шпильки, но у нее ничего не получалось, и она решила, что, еще чего доброго, сломает замки и тогда уже никакой ключ не подойдет. Попытавшись снять бюстгалтер через голову, она едва не закричала от боли — соски ее грудей словно намертво вросли в чашечки мерзкого нагрудного изделия. Боже мой, думала она, чтоже ты наделала с собой, Настенька, во что ты превратилась?.. И слезы ручьем полились из ее больших карих глаз…

Прочитано 414 раз

Еще рассказы

  • Не вынимая изо рта 1. ПОЕЗДКА В АМЕРИКУЗовите меня Суюнов. Когда я смотрю на себя в зеркало, меня охватывает восторг, изумление и счастье. Я дотрагиваюсь до мочек своих ушей большими пальцами рук - и истома […]
  • Приключения 1 Меня зовут Ирина, мне 24 года. Я - Шлюха. И я хочу рассказать, как я стала ей. Два года назад на дискотеки я познакомилась с весёлой компанией девчонок. Оказалось, что мы любим весело […]
  • Холодная ванная Глава 1: История (Джон Мартин, 20 июня, 2001 01:55 ПОПОЛУДНИ) Мадлен жила с двумя другими женщинами в квартире на верхнем этаже. Это было хорошее место для проживания, но это имело один […]
  • Ведьмочка Часть 1 - ИскушениеАнгелина лежала в кровати, рассматривая себя в большое полукруглое зеркало. Дом, где она остановилась на два месяца, ей определенно нравился. Как и сама перспектива […]
  • Преподователь. Часть1 ...Это произошло пять лет назад. Даше только что исполнилось двенадцать, но она была уже весьма хорошо развита и, подобно ее матери - Татьяне, очень симпатична.Она только что пришла домой […]